ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРЕВОДОВ С ДАННОГО САЙТА, ПОЖАЛУЙСТА, ОЗНАКОМЬТЕСЬ С
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ И ВЫДЕРЖКАМИ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МОИХ ПЕРЕВОДОВ НА ЛЮБИТЕЛЬСКИХ РЕСУРСАХ, УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ НА БЛОГ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЕРЕВОДЫ (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ДЛЯ ЖУРНАЛЬНЫХ/ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ТЕЛЕ-ПРОГРАММ, ДУБЛЯЖА ИЛИ СОЗДАНИЯ СУБТИТРОВ К ВИДЕО-МАТЕРИАЛАМ И ПРОЧИХ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СВЯЖИТЕСЬ СО МНОЙ, ОСТАВИВ СВОИ КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ В КОММЕНТАРИИ К ЛЮБОМУ ПОСТУ.

21 авг. 2017 г.

Интервью Раджива Масанда с Каджол

июль 2017
(немного сокращенная и обобщенная версия)

- Каджол, не знаю, приходило ли тебе это в голову, но вообще-то прошло 25 лет с тех пор, как ты начала карьеру в кино. Твой дебют состоялся в 1992 году в Bekhudi, и тебе тогда было 18 лет.
- О, боже... кажется, я была моложе. Где-то лет 17 с половиной. По-моему, я была еще несовершеннолетней в то время. Эксплуатация детского труда! (оба смеются). На самом деле вчера кое-кто напомнил мне о том, что 31 июля исполняется 25 лет моей актерской карьере... а также сказал: "Мэм, мы выросли на ваших фильмах." На что я ответила: "Да я сама выросла на своих же фильмах!" (оба смеются).

- Думала ли ты в то время, что четверть века спустя ты все еще будешь заниматься тем же?
- Нет, я не ожидала такого, честно. Все началось ради потехи, просто, чтобы скоротать время. Я думала, мол, у меня есть пара свободных месяцев летних каникул, и я поеду в Канаду - ух ты, как гламурно! Так все и началось. А потом мне подумалось: "Это так весело, словно бы и не работаешь вовсе!" И я решила сделать еще один фильм, который снова не ощущался особой работой. Постучим по дереву, но до сегодняшнего дня мне по-прежнему кажется, будто бы я не работаю... ну, разве что только когда приходится давать интервью (смеется).

- Верно ли будет сказать, что ты никогда не была особо амбициозна по отношению к своей карьере, никогда не пыталась с кем-то соперничать? На ранних этапах тебя превозносили, как естественную актрису, но все равно не ощущалось, что тебя так уж волновала твоя карьера по сравнению с современниками.
- Пожалуй, это очень точное описание. Наверное, я кажусь одной из тех ленивых и нецелеустремленных людей, которым все дается само по себе, но, если честно, я по-настоящему люблю свою работу, я наслаждаюсь ей. Одна из причин, по которой я решила взять перерыв после свадьбы, было то, что я не хотела, чтобы работа превращалась в... работу. И я ведь до сих пор здесь, мне по-прежнему в удовольствие сниматься в кино. В противном случае, я бы давно бросила это дело.

- Но позволь пояснить. Ты зачастую работаешь с друзями. Ты не работала с важными режиссерами, такими как Мани Ратнам, Санджай Лила Бхансали, Вишал Бхарадвадж...
- (Закатывает глаза) О, боже!..

- ...не хочу перечислять всех. Ты не желала принуждать себя к чему-либо, потому что, как ты сама сказала, прежде всего тебе важен комфорт. За 25 лет ты снялась всего в 30 фильмах - не самый длинный послужной список. Так что навряд ли ты можешь назвать себя амбициозной.
- Да уж. Наверное, это сочетание привиредливости и лени. Я не хотела напрягаться. Моя цель была в том, чтобы соблюсти баланс между моей личной и публичной жизнью. По-моему, мне это неплохо удалось. Я не хотела бы больше работы. Не думаю, что сделай я 50-60-100 фильмов, это означало бы, что я выкладываюсь больше или более заинтересована в своей работе. Кажется, у моего мужа где-то 150 фильмов на счету... с ума сойти. И это всего за 26 лет!

- То есть, ты хочешь сказать, что в твоей любви к работе сомневаться не следует?
- Не стоит сомневаться в любви к работе, а также в том, что у меня есть к ней интерес: я хочу делать что-то новое, я хочу эксперементировать. Это важно в работе: она должна вызывать интерес. Я должна просыпаться утром и хотеть идти на работу. Пусть я не даю интервью часто, но раз в месяц, подготовившись и порепетировав, я понимаю, что и это вполне сносно.

- Но, послушай, ты говорила, что снялась лишь в одном фильме не на хинди (Minsara Kanavu на тамильском, выпущенный на хинди как Sapnay), не считая тамильского фильма, который ты только что сделала - VIP 2, лишь потому что считала, что учить незнакомый язык - это слишком много вложенного труда...
- Так и есть.

- Ну так о чем речь тогда - какой интерес к работе и все такое? (оба смеются) Разве не в этом вся суть - актеры должны стремиться преодолевать трудности, принимать вызов...
- Этот вызов должен заключаться в самой роли и том, что ты делаешь перед камерой, а не в том, чтобы зубрить незнакомый язык. Это вообще вне сферы моей деятельности. Я бы тогда стала переводчиком, а не актрисой. Если честно, когда команда VIP2 пришли ко мне рассказать сценарий, я сразу наотрез заявила, что не согласна на этот фильм. Они настаивали, чтобы я выслушала сценарий. Я согласилась, но повторила, что все равно не буду сниматься в фильме. После того, как сценарий мне рассказали, моя реакция осталась прежней: "Но это же на тамильском!" Они ответили: "Мэм, 50% диалогов на английском, а вторую половину можете говорить хоть на китайском - это не важно. Только, пожалуйста, согласитесь на фильм." Они меня так уговаривали - обещали, что мне будут помогать на каждом шагу, чтобы все получилось без загвоздок, что мне не придется работать до изнурения, и в то же время, если мне что-то не понравится или будет слишком сложно, они готовы это изменить.

- Но я беседовал с Дханушем и Соундарьей - они сказали, что работать с тобой было очень легко. Ты паниковала, но выучила все очень быстро, знала все диалоги...
- Они просто очень добры ко мне. К определенному времени мы этого добились, однако первые два дня были сплошной пыткой. По-моему, я вообще не спала. Вставала рано утром, надевала наушники с записью, брала диалоги... Дхануш сидел с одной стороны, Соундарья с другой - один уходил, другая приходила, потом менялись - мы произносили диалоги снова и снова... так что первые два дня я ощущала себя совершенно несчастной.

- Тебе это напомнило опыт работы с Радживом Меноном над тем фильмом?
- В какой-то степени да, но, должна признать, на этот раз было легче. Наверное, это от того, что я более опытна сегодня в техническом плане, я лучше понимаю технику работы перед камерой и могу пользоваться этим преймуществом.

- Знаешь, а еще ты перевернула все представление о том, как должна выглядеть героиня кино на хинди. Тебя не заботили гламурные наряды, прически и грим. И это интересно, потому что многие именно за это тебя и полюбили: они считали, что ты выделяешься из толпы перегламуренных актрис. Это был некий бунт с твоей стороны?
- Скорее, дело опять-таки в лени (хохочет). Мне просто не хотелось "париться" по этому поводу. Я до сих пор считаю, что камеру обмануть нельзя. Она просвечивает весь ваш напускной имидж и видит, кто вы есть на самом деле. Так что для меня было намного важнее то, что я говорю перед камерой, нежели то, во что я одета. Сегодня, конечно, внешность намного важнее, в том числе и за камерой.

- Я как раз собирался сказать, что за последние годы ты явно приняла этот аспект красивой внешности, как неотъемлемую часть своей профессии.
- Я начала работать в 16 лет, пансион окончила в 15. И я понятия не имела, что модно, а что нет. Да мне это было и не важно. Со временем я поняла, что в принципе, ничего супер-сложного в моде нет. Люди интеллектуальным уровнем намного ниже меня могли выглядеть достойно, так почему у меня не получается? Я целенаправленно начала размышлять над этим, читала и искала информацию, прикинула, какой именно я хочу себя видеть. Я поняла, что у меня не было собственного мнения, когда речь заходила о моде - при том, что я вообще-то человек, имеющий очень четкое мнение по каждому поводу. Просто с самого детства мне постоянно говорили, что носить, когда, как и где. Это было так непохоже на меня. Если вы спросите меня о чем угодно - у меня будет на это свое собственное независимое мнение. Так что да, теперь у меня есть свое мнение относительно стиля.

- Как ты только что сказала, теперь намного большее значение придается внешности. И мне вот что интересно: как ты думаешь, тебе было бы сложнее пробиться, начни ты свою карьеру сегодня? Смогла бы ты вот так же махнуть рукой и сказать: "Я буду носить то, что пожелаю"? Ведь сегодня это было бы намного сложнее сделать?
- По-моему, сегодня это все настолько стало неотъемлемой частью актерской подготовки, что места бунту и лени просто-напросто нет. И сегодня вообще все по-другому. Когда я начинала, у меня не было никакой подготовки, я росла и менялась по мере того, как набирала опыт. А сегодня уже в своем дебютном фильме предполагается, что ты будешь выглядеть так, как распланировала на следующие пять лет. Второго шанса у тебя просто не будет.

- Ты сочувствуешь сегодняшним молодым актерам?
- Да. Я стараюсь не судить строго - это всего лишь ее второй фильм... третий фильм... четвертый фильм... короче, все ясно. Она безнадежна. (смеется)

- Самую успешную пару на экране ты, несомненно, создала с Шах Рукхом Кханом. Пять из ваших совместных шести фильмов стали огромными хитами. Вас называли современной версией Амитабха и Рекхи, Анила и Мадхури... Ты когда-нибудь пыталась понять, что такого в вашей паре, за что ее так любят поклонники?
- Я думаю... и я говорила это ему самому уже сотню раз... дело в том, что нам очень комфортно друг с другом. К тому же у нас успешная экранная история - и уже это одно меняет отношение зрителя к нам. Когда мы сидим вдвоем или работаем над сценарием, я инстинктивно знаю, что он собирается сделать или сказать. Между нами ощущается доверие и комфорт. Ну и, конечно, я хотела бы подчеркнуть, что мы оба прекраснейшие актеры (смеется).

- Когда ты вышла замуж за Аджая Девгана и потом стала мамой, ты приняла хорошо взвешенное решение взять перерыв от работы. Ты сама рассказывала, что тебя воспитывали в основном бабушка и прабабушка, потому что твоя мать работала. Твое решение было связано с тем, что ты не хотела, чтобы то же самое повторилось с твоими детьми?
- Нет, не поэтому. Как я уже говорила, мне хотелось сохранить баланс. И я знала, что брак - это нелегко: ты входишь в новую семью, новый дом, берешь себе новое имя, становишься совершенно другой личностью. Я хотела дать себе время свыкнуться с этой новизной, привыкнуть, что отныне есть "мы" вместо "я". Научиться делить пространство со столькими людьми, тогда как я понятия не имела, каково это. То есть, этот перерыв был нужен лично мне. И я горжусь собой, я считаю, что всем следовало бы так поступать после свадьбы. Потому что брак - это трудно, как бы мы ни разглагольствовали о современной независимой женщине, сочетающей брак и работу. На все это требуется время.

- Каджол, я как-то читал твое интервью, где ты сказала, что стала немного более терпеливой и терпимой к людям с тех пор, как у тебя появились дети. По-моему, ни для кого не секрет, что ты всегда вела себя отчужденно и терпеть не могла идиотов. Тебя навряд ли можно было бы назвать душой компании.
- Я очень даже душа компании, но это компания тех людей, с которыми мне комфортно.

- И это очень-очень маленькая компания...
- Да, но все равно...

- Ну так как же тебя изменили дети?
- Очень сильно. Прежде всего, научили терпению. Мой сын учит меня этому каждый день: "Вздохни глубоко, сосчитай до десяти и только потом говори, что хочешь сказать."

- Это прекрасно!
- Конечно, прекрасно! Столько калорий сжигается, пока дышишь глубоко и считаешь до десяти по 30-40 раз на дню. Но, правда, когда у тебя есть дети, ты понимаешь, что их взгляд на вещи совсем иной, нежели твой собственнй. Наше восприятие меняется через призму каждого человека, который встречается нам на пути. но дети видят все чистом, неизмененном виде. Например, когда кто-то приходил к нам, я дулась, если человек мне не нравился. А дочка подходила, вежливо беседовала, и я вдруг смотрела на человека совсем иным взглядом и понимала: "Мне ведь с тобой не жизнь жить. Я вполне могу потерпеть твое присутствие и нормально вести себя." И так не только с людьми, но и с различными ситуациями и обстоятельствами. Дети заставили меня многое пересмотреть.

- И раз уж мы заговорили о детях, как ты относишься ко всей той шумихе и вниманию, с которыми сталкиваются звездные дети сегодня? Я недавно разговаривал об этом же с Шах Рукхом... их преследуют в соцсетях, а порой преследуют и в реальной жизни - все эти папарацци. Их жизнь рассматривают буквально под лупой. Ты не боишься за своих детей, которые, как я полагаю, уже совсем скоро попадут в такой же центр внимания, если еще в него не попали?
- Да, меня это беспокоит. На мой взгляд, это совсем ни к чему. Но в какой-то мере этого и не избежать. Они наши дети, люди хотят знать про них, хотят дарить им свою любовь. Но они еще дети. И должна быть какая-то черта, которую не следует переступать. Они не должны подвергаться нападкам, насмешкам и провокациям. Если бы на их месте был обычный человек, пресса подняла бы шквал возмущения Однако, когда речь идет о сыне или дочери знаменитости, они почему-то решают, что такое отношение к ним нормально. Но это не так.

- Позволь задать тебе вопрос о ссоре с Караном Джохаром. Об этом много всего было написано. Он сам тоже высказался. И я не буду выспрашивать тебя о том, что именно случилось, потому что считаю, что это ваше с ним личное дело. Но тебя не поражает, насколько огромный интерес вызвала эта тема? Куда бы ты ни пошла, тебя непременно начинают расспрашивать об этом.
- В общем-то меня это вовсе не поражает. В конце концов, мы известные люди. Даже то, что мы надеваем в спортзал, становится темой для новостей. А уж эти "аэропортовые луки"! Что это вообще? Мне этого никогда не понять. Но любопытство - человеческая натура.

- Но тебе трудно отказываться отвечать на этот вопрос? Хотя, тебе никогда не составляло труда сказать "нет"...
- Вот именно"! Мне легче сказать "нет", чем "да".

- Я помню, как мы беседовали несколько лет назад, и я спросил тебя, как ты готовишься к той или иной роли. Ты ответила, что в общем-то не особо и готовишься. По мере прочтения сценария, у тебя создается определенная схема персонажа, которую ты стараешься материализовать на съемочной площадке, когда играешь роль перед камерой. Интересно - после стольких лет, изменился ли этот процесс?
- Нет. В целом он по-прежнему такой же. Просто теперь персонаж более обсуждается, тогда как ранее он был всецело в моем воображении. Сегодня я могу подробно обсудить персонаж с режиссером, понять, в какую сторону его развивать. В основном мои режиссеры поражены, что я вообще размышляю над персонажами. А я начинаю раздумывать еще во время прослушивания сценария. Для них это становится сюрпризом.

- Ну и в завершение. Ты снимаешься так нечасто. VIP2 выходит после перерыва в два с половиной года. Это когда-нибудь изменится?
- Не думаю.

- Но это не из-за недостатка хороших предложений, ведь так?
- Частично из-за этого тоже. Те сценарии, над которыми я хотела бы работать, далеко не всегда совпадают со сценариями, которые мне предлагают.

- У тебя была когда-нибудь мысль, глядя на чью-то роль, что "вот бы я была на ее месте"?
- Нет.

- Ну так получается, что тебе не легко угодить?
- Да. Вот такая уж я. Я обожаю читать, и это всегда было моей сильной стороной. Читая сценарии, я хочу ощущать, будто бы читаю одну из тех супер-захватывающих книг, от которой невозможно оторваться. И, слава Богу, я могу себе позволить такую вольность - не выпускать фильмы по два года. Я могу позволить себе ждать хорошего сценария. Хотя, надеюсь, что на этот раз перерыв не займет так много времени, и уже в следующем году я буду сидеть перед тобой и снова давать интервью о готовящемся релизе.

- Отлично! Спасибо большое и всего тебе наилучшего!
- Спасибо!

канал CNN News18
русский перевод - ИНДИЙСКОЕ КИНО Ru (chttp://bollywoodru.blogspot.com/

Комментариев нет: