ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРЕВОДОВ С ДАННОГО САЙТА, ПОЖАЛУЙСТА, ОЗНАКОМЬТЕСЬ С
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ И ВЫДЕРЖКАМИ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МОИХ ПЕРЕВОДОВ НА ЛЮБИТЕЛЬСКИХ РЕСУРСАХ, УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ НА БЛОГ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЕРЕВОДЫ (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ДЛЯ ЖУРНАЛЬНЫХ/ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ТЕЛЕ-ПРОГРАММ, ДУБЛЯЖА ИЛИ СОЗДАНИЯ СУБТИТРОВ К ВИДЕО-МАТЕРИАЛАМ И ПРОЧИХ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СВЯЖИТЕСЬ СО МНОЙ, ОСТАВИВ СВОИ КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ В КОММЕНТАРИИ К ЛЮБОМУ ПОСТУ.

6 янв. 2013 г.

Амир Кхан, Рани Мукерджи и Карина Капур на ток-шоу Анупамы Чопры "Передний ряд"/The Front Row

30 ноября 2012 
(немного сокращенная и обобщенная версия)

Анупама Чопра: - Амир, ты сказал, что подобно Lagaan и Taare Zameen Par, твой новый фильм Talaash также разобъет стереотипы. Какие именно?
Амир Кхан: - На мой взгляд, это очень необычный фильм для коммерческого кино. Риме очень точно удалось переложить на экран сценарий, мы все весьма довольны конечным результатом.

АЧ: - На сегодняшний день в Болливуде практически не снимают драмы в жанре саспенс. Как ты думаешь, почему? Потому что интригу и накал ожидания приходится разбавлять положенными любовными и песенными вставками?
АК: - Нет-нет, не поэтому...

АЧ: - Почему же тогда подобные фильмы не снимаются чаще?
АК: - Да, стоит делать их чаще. Это отличный жанр, по-моему, и он может стать по-настоящему популярным. Фильмы подобного жанра, сделанные в прошлые десятилетия, стали крупными хитами, будь то Jewel Thief, Teesri Manzil, Madhumati или Woh Kaun Thi, Bees Saal Baad.

АЧ: - Ну так отчего же мы их больше не снимаем?
Рани Мукерджи: - Вот поэтому мы и сделали Talaash.
АК: - Я не цепляюсь за какой-то конкретный жанр. Я просто плыву по течению. Мне предлагают сценарий, и я делаю свой выбор, исходя лишь из того, понравился он мне или нет. Если мне нравится сценарий, я буду делать фильм вне зависимости от жанра.

АЧ: - Девушки, а как насчет вас? Насколько ваше согласие на фильм было определено тем фактом, что в нем присутствует Амир Кхан?
Карина Капур: - Я снялась в этом фильме только из-за Амира. Рани, не знаю, как ты (обе смеются).

АЧ: - И что же - неважно, о чем сюжет, какая у тебя роль?..
КК: - Я вообще была не в курсе этих вещей, потому что Амир ужасно скрытничал.
АК: - Правда? Я не помню...
КК: - В первые три встречи ты мне вообще ничего не рассказал о фильме - о чем он, кто режиссер... лишь повторял, чтобы я никому не говорила о том, что он предложил мне роль (все смеются).

АЧ: - (Обращаясь к Амиру) Так ты уже тогда вошел в свой образ!
КК: - Он лишь сказал, что это будет саспенс, интрига. И все. Но я сразу согласилась, потому что для меня это возможность поработать с Амиром.

АЧ: - И для тебя достаточно одного лишь его звонка?
КК: - Я доверяю его статусу в киноиндустрии и качеству фильмов, которые он выбирает. Так что, разумеется...
АК: - Я тронут и польщен. Но совершенно не помню того, что я так скрытничал.
КК: - До третьей-четвертой встречи ты отказывался вообще говорить о фильме, лишь хотел, чтобы я определилась со съемочными днями.

АЧ: - А как было с тобой, Рани?
РМ: - Когда Амир позвонил мне в первый раз, я была очень взволнована и рада. Для меня работа с Амиром всегда была чем-то вроде обучения. Он сыграл большую роль в моей карьере с самого ее начала... Мне немного неудобно хвалить его в его же присутствии... (все смеются).
АК: - Она никогда мне этого не говорила...
РМ: - Я безмерно уважаю Амира, как звезду, как актера. Я начинала карьеру в 17-18 лет, в том возрасте легко поддаться влиянию. И когда мы начинали работать вместе, я уже видела Qayamat Se Qayamat Tak и была пылкой поклонницей Амира. Я даже автограф у него брала - он помнит. И вот он, Амир Кхан, суперзвезда, стоит передо мной, а я, совершенный новичок, понять не могу, что творится в моей жизни. Это моя мама хотела, чтобы я стала актрисой. Я сама никогда этого не хотела. И вот я стою, уставившись в его ботинки и думаю, как смогу взглянуть в его глаза! А съемки начались с песни Aankhon Se Tu Ne Yeh Kya Keh Diya. Но за время съемок в Ghulam я поняла, что какой бы огромной звездой он ни был, он максимально сосредоточен на работе, предан ей и делает ее с такой искренней отдачей. Все это, пожалуй, отразилось и на моей карьере. Я постаралась относиться к своей работе и ролям точно так же. И вот, когда пришло предложение роли в Talaash, я, конечно, была безумно рада. К тому же Зоя так давно предлагала мне роли, а я была не в состоянии браться за них по той или иной причине. На этот раз она сказала, что я не смею отказаться, тем более, она сама написала сценарий. Соглашаясь на роль, я, конечно, хочу знать, насколько мой персонаж важен в развитии сюжета, но также важно и о чем фильм в целом. Когда я услышала сценарий, он мне очень понравился. Я обсудила его с Амиром... вот так все и случилось.
АК: - Я лишь хочу добавить, что я ни в коем случае не считаю, что мне кто-то чем-то обязан. Вообще, это впервые - то, что я позвонил Карине и Рани. Но я, в конце концов, также и продюсер фильма. В качестве же актера я никогда не звонил актрисам и не просил их участвовать в том или ином фильме.

АЧ: - Карина и Рани работали с Амиром прежде. Рани с Кариной также работали вместе 11 лет назад в Mujhse Dosti Karoge. Заметили ли вы изменнения друг в друге за все эти годы?
КК: - Очень жаль, что мы с Рани больше не работали вместе за все эти годы. Даже в Talaash...
АК: - Точно. У них нет ни одной совместной сцены в фильме.
РМ: - Мы в курсе. Зачем ты это говоришь?
АК: (смеется) - Порой я и сам забываю, что это саспенс, и нам нельзя много болтать.
КК: - Ну, ладно, теперь вы знаете, что у нас нет совместных сцен в фильме. Но больше мы ни о чем не расскажем (смеются). Как раз сегодня мы обсуждали с Рани, что нам нужно сняться в совместном фильме с хорошими ролями, только Амира там не должно быть, иначе все внимание снова переключится на него. 
АК: - Что за чушь! (все смеются)

АЧ: - Как раз накануне я брала интервью у Катрины, Анушки и Шах Рукха перед выходом Jab Tak Hai Jaan, и девушки именно это и говорили: им нужно снова сняться вместе, но уже без Шах Рукха. То есть, все идет к тому, что скоро актрисы начнут обходиться без Кханов? (все смеются)
КК: - Ни за что!
РМ: - Я никогда не смогу обойтись без Кханов в своей карьере.

АЧ: - Амир, как тебе показалось, они усовершенствовались, как актрисы?
АК: - Впервые я работал с Кариной в 3 Idiots, с тех пор прошло не так уж много времени. Но я был по-настоящему впечатлен ее работой. Она уходит в роль с головой. Вообще, и Карина, и Рани очень чуткие актрисы, работающие в команде - именно так я сам предпочитаю работать. Мне не нравится, когда актер изолирует себя от партнеров по экрану. Они обе очень сильные актрисы. Для меня прогресс Рани заметнее, потому что впервые я работал с ней в Ghulam... это был, вроде бы, ее второй фильм...
РМ: - Да.

АЧ: - Именно тогда она не могла взглянуть тебе в глаза...
АК: - Да. Я помню, была романтическая сцена, а она постоянно смотрела мне в ноги, вместо глаз (все смеются). Тогда я не знал, в чем дело, но потом в одном интервью она рассказала, что не могла взглянуть мне в глаза, потому что боялась влюбиться по-настоящему.
РМ: - (кивает) Ну, ты же был такой милашка...
АК: - Так чего в этом страшного-то? Ну и влюбилась бы...
РМ: - Ага, "Если любишь, чего же бояться?" (прим: крылатое выражение-строчка из классической песни). Только вот проблемка: мы ж, вроде как, работать должны были (все смеются).
АК: - Ладно, серьезно. Я видел, насколько она выросла, как актриса. Даже в том фильме она уже была очень хороша, а затем становилась все лучше и лучше. Ее глаза всегда казались мне такими выразительными...

АЧ: - Однако, ты никогда не боялся взглянуть ей в глаза... (все смеются)
АК: - (смущенно) Не нужно бояться подобных вещей, нужно ими наслаждаться.
КК: - Он уже привык смотреть в глаза самых прекрасных женщин.
РМ: - Должна признаться, я научилась играть любовь на экране, благодаря Амиру. Не знаю, согласится ли он в этом со мной, но от него я научилась тому, что неважно, кто партнер, будь то вообще дерево - если режиссер командует изобразить любовь, нужно быть готовой крутить роман даже с деревом. И изобразить все эмоции достоверно.
АК: - Нужно искренне верить в то, что человек, стоящий перед тобой, - самый дорогой и любимый для тебя. Я стараюсь это делать... и порой это становится... опасно... (все смеются).

АЧ: - В каждом своем интервью актеры говорят, что их не интересуют цифры, им не важны доходы от фильма. Но правда в том, что на сегодняшний день обсуждение прибыли фильмов - самая жаркая тема. Теперь существует заветный "клуб миллиардеров". Трудно ли при таком раскладе принять решение об участии в фильме, подобном Talaash, который не является привычной развлекательной лентой? Нет ли соблазна поменять его на участие в фильме, которому точно обеспечен успех?
АК: - Мой выбор фильмов всегда был странным. Многие из них не подавали надежды стать крупными хитами, например, Rang De Basanti, Lagaan, Sarfarosh, Taare Zameen Par, Dil  Chahta Hai... все они довольно необычные фильмы для привычного коммерческого кинематографа. Так что я точно не исхожу из цифр, которыми исчисляются доходы. Однако, они важны для меня, да. Разумеется, я хочу, чтобы мои фильмы были успешными. Но мое изначальное решение об участии в фильме никак не основано на цифрах. Решение принимается лишь на эмоциональном восприятии сценария и том, насколько я заинтересован фильмом. Я с самого начала понимаю, что такой фильм, как Taare Zameen Par не имеет потенциала крупного хита. Если он все-таки им становится, это уже отдельная история. Изначально я на это не рассчитываю. Но мне важно знать о сборах фильма, потому что это показывает, сколько человек посмотрело его. Вместе с тем, мне важно знать и зрительскую реакцию. Порой бывает, что фильм хорошо открывается в прокате и делает крупную прибыль, однако спроси зрителя позже, что он думает о фильме, и 8 из 10 скажут "Так себе". Вот и получается: фильм стал коммерческим хитом по кассовым сборам, однако, можно ли считать его по-настоящему успешным, если большинству зрителей он не понравился? Для меня это не успех.
РМ: - Порой мы вспоминаем фильмы, ставшие классикой, говорим, как нам понравилась та или иная роль, актер или актриса... Но мы никогда не вспоминаем, сколько миллионов заработал тот или иной фильм, мы не обсуждаем его прибыли. В памяти остается лишь то, какое впечатление произвел фильм, какой след он оставил. Сегодняшнее положение вещей принуждает каждого гнаться за цифрами... но иногда полезно просто сесть, расслабиться за чашечкой кофе и быть довольным тем, чего ты уже добился.

АЧ: - Я считаю, что на сегодня у Амира самый лучший инстинкт на сценарии. Имея такого успешного коллегу на съемочной площадке, как вы поступаете, если в чем-то не согласны с ним? Будете ли вы спорить? Сможете ли вы сказать: "Амир, твоя интерпретация роли никуда не годится, я сделаю ее по-своему"?
КК: - По-моему, он один из немногих, кто совершенно не обижается на критику. Я знаю, что будь у меня возражения против чего-то во время съемок, он выслушает меня. И это огромный плюс.

АЧ: - Рани, ты когда-нибудь говорила ему, что он делает что-либо неправильно?
РМ: - Я никогда бы не посмела...

АЧ: - Ну вот! Я же говорила!
АК: - Ну что за чушь!
РМ: - Я бы не посмела не из-за страха, а лишь потому что испытываю к нему безмерное и искреннее уважение. Так что даже будь я не согласна в чем-то, я бы не посмела высказать ему это в лицо...
АК: - Но тебя ведь никто не затыкает, если есть разногласия? Именно в этом был вопрос.
РМ: - Не затыкает, но высказать прямо в лицо я это не смогу.
АК: - Ну тогда встань за моей спиной и выскажи так (все смеются).
РМ: - Нет, я просто скажу это в таком стиле... чтобы это не казалось разногласием, спором.
АК: - Мне такое впервые приходится слышать. Насколько я помню, если ей что-то не нравится, она выстреливает, как хлопушка, прямо перед твоим носом! (все смеются). Что это за фигня вдруг - уважение и все такое...
КК: - Это так, просто для интервью (Рани смеется).
АК: -  Нет, я ожидаю того, что если ты меня действительно уважаешь, то будешь говорить со мной честно и скажешь, если тебе что-то не нравится. Вот что такое истинное уважение.
РМ: - Амир, ты не понимаешь... это только на съемочной площадке...
АК: - Так я про нее и веду речь!
КК: - Она просто хочет сказать, что да, она может высказать ему все, просто очень его уважает.
АК: - Да она сплошную чушь несет! К тому же на центральном телевидении! (все смеются) Ану, я тебе серьезно говорю: во время съемок фильма нет никого, кто был бы прав или неправ. У каждого свое мнение, это и есть творчество. За свои 24 года в киноиндустрии я не встречал никого, кто побоялся бы высказать мне то, с чем он не согласен. Бывает, что люди не соглашаются со мной, это случается и в довольно жесткой, резкой манере.

АЧ: - В одном интервью ты сказал, что пик актерской популярности - 8-10 лет...
АК: - Обычно так и есть. Но и исключения из правил бывают.
КК: - Это для мужчин-актеров или для женщин-актеров?
АК: - И для тех, и для других.

АЧ: - Но ты сам-то провел в индустрии уже 24 года. Как ты это объяснишь?
АК: - Ну, я же  сказал, что бывают исключения...
РМ: - Но ты сейчас так хорошо выглядишь... в чем секрет?
КК: - Да, лучше, чем за все эти 24 года!
АК: - Вы дадите мне сказать?
РМ: - Нет, давай,  колись, в чем секрет. Ты слишком молодо выглядишь.
АМ: - Салман пришел в кино тогда же, когда и я. Шах Рукх пришел чуть позже... Так что да, немало актеров, которые удерживают популярность намного дольше этих 8-10 лет. Просто мне показалось, что это средняя цифра. Возможно, я ошибаюсь.
РМ: - Наверное, он хотел сказать 8+10 (смеется)
КК: - Актеру всегда столько лет, на сколько он выглядит.
РМ: - И Амир выглядит прекрасно.
КК: - Лет так на... двадцать.
АК: (смущенно) Да ну вас... (женщины смеются). По ходу, сегодня им просто не на ком оторваться...

АЧ: - Но как ты сам объяснил бы свой такой длительный успех? Ты размышлял об этом, анализировал?
АК: - Ану, мне некомфортно обсуждать собственный успех. Чего ты ожидаешь - что я сейчас рассядусь и на полном серьезе начну: "Да, мой успех вот такой и сякой..." (Рани смеется). Не надо ставить меня в такое нелепое положение. Я не смогу... Все, что я могу сказать, - я с удовольствием делал свою работу все эти 24 года, и мне повезло работать с очень талантливыми людьми. Я также счастлив, что смог работать на своих собственных условиях. За все эти 24 года я не сделал ни одного фильма под чьим-либо давлением или по финансовым причинам. Я ценю это. Вероятно, моя сила заключается в том, что я не задерживаюсь в одном и том же имидже, я постоянно меняюсь и каждый раз даю зрителю нечто новое. Зрители не знают, чего ожидать от меня.

АЧ: - Вы, все трое, находитесь сейчас на том самом пике карьеры, который мы обсуждали. Дай Бог, не на 8-10 лет, а гораздо дольше. Но размышляли ли вы о закате своей карьеры? Планируете ли вы, что будете делать в таком случае? Или же все ваше внимание сосредоточено на сегодняшнем дне?
РМ: - По-моему, каждый день - это ожидание. Никогда не знаешь, что случится. Для меня важно настоящее, и каждый день я воспринимаю, как подарок.
КК: - Я никогда ничего не планировала. Я благодарна Богу за все, что он дал мне... и я просто хочу быть счастливой. На данный момент я счастлива, как в профессиональной, так и в личной жизни. Я не могу просить о большем.
АК: - Здорово! Я тоже ничего не планирую, живу моментом. Я никогда не знаю, что буду делать в ближайшем будущем.

АЧ: - Но неужели ни на секунду не проскальзывало это опасение... или просто мысль "Что я буду делать, когда не станет света прожекторов?"
АК: - У меня много опасений в жизни, но это не одно из них. Разумеется, я знаю, что это не будет продолжаться вечно. Ничто не вечно, и в этом прелесть жизни. Я знаю это наверняка, и поэтому не боюсь этого. Бояться можно того, что однажды в пятницу твой фильм выйдет в прокат, и никто не придет его смотреть.
РМ: - Вот это страшно.
АК: - Или вот еще один страх. Ты сделал фильм, и тебе он жутко нравится, а зритель пришел и говорит: "Что за дрянь?" (Рани смеется). Я не хочу потерять эту связь со зрительской аудиторией и свой собственный инстинкт. Когда это случится, я перестану работать.

АЧ: - Амир, но ведь так рано или поздно случается со всеми людьми искусства. В конце концов каждый теряет эту связь с аудиторией.
АК: - Да, очень немногим удается сохранить ее. Мы все проходим через три главные фазы в жизни: рождение, рост и закрепление, и закат. И не только физически, но и творчески. Вот только ты сам бываешь последним человеком, до которого доходит собственный творческий закат (все смеются). Вот что пугает меня.

АЧ: - Что ж, мы надеемся, что до того момента еще не скоро. Спасибо и удачи вам с Talaash.

ток-шоу The Front Row, канал Star World 
русский перевод - ИНДИЙСКОЕ КИНО Ru (c) http://bollywoodru.blogspot.com/

Комментариев нет:

Последние посетители блога