ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРЕВОДОВ С ДАННОГО САЙТА, ПОЖАЛУЙСТА, ОЗНАКОМЬТЕСЬ С
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ И ВЫДЕРЖКАМИ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МОИХ ПЕРЕВОДОВ НА ЛЮБИТЕЛЬСКИХ РЕСУРСАХ, УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ НА БЛОГ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЕРЕВОДЫ (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ДЛЯ ЖУРНАЛЬНЫХ/ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ТЕЛЕ-ПРОГРАММ, ДУБЛЯЖА ИЛИ СОЗДАНИЯ СУБТИТРОВ К ВИДЕО-МАТЕРИАЛАМ И ПРОЧИХ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СВЯЖИТЕСЬ СО МНОЙ, ОСТАВИВ СВОИ КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ В КОММЕНТАРИИ К ЛЮБОМУ ПОСТУ.

2 мая 2012 г.

Воспитывая малыша Смиты...

февраль 2011

Пратику было 15 дней от роду, когда его мать, актриса Смита Патиль, ушла из жизни. Однако ее родители, сестры и друзья объединились, чтобы с любовью вырастить ее малыша. Сегодня, когда он начинает свое собственное путешествие в кино, они делятся своими воспоминаниями о том, каким ребенком он был и каким мужчиной стал.
"Ма, я получил роль в фильме Амира Кхана", - сказал Пратик, в присущем ему немногословном стиле, сообщая бабушке Видьятай и дедушке Шиваджирао Патилю о своей первой роли в кино в 2007 году. Он покидал вещи в спортивную сумку и сказал, что едет на семидневную съемку для фильма Jaane Tu... Ya Jaane Na. Потом он позвонил и сообщил, что съемку продлили и он задержится на десять дней. "Я не поверила ему," - честно признается Видьятай. "Меня пугают эти его отъезды на съемки. Я ведь уже стара и взгляды у меня старомодные."

Сидя в своей мумбайской квартире на Картер Роуд, которая принадлежала ее дочери и матери Пратика, покойной актрисе Смите Патиль, Видьятай говорит с трудом, тяжело дыша. Она поясняет, что страдает редким заболеванием легких, из-за чего ее дыхание затруднено. "Доктор утверждает, что причина в стрессе," - говорит 83-летняя женщина. Но быстро добавляет с улыбкой: "Но сейчас меня ничто больше не беспокоит. Я счастлива, потому что Пратик встал на ноги. Я так рада, что он играет в кино." Счастливый маленький мирок сплоченной семьи Патиль, воспитавшей троих дочерей лучшими подругами друг другу, распался на части, когда в 1986 году их средняя дочь Смита умерла от послеродовых осложнений. Сыну Смиты, которого она нарекла Пратик ("Символ" на санскрите), было всего 15 дней.

"Он родился здоровеньким восьмифунтовым малышом," - говорит Видьятай, пускаясь в воспоминания о тех нескольких днях, когда Смита кормила Пратика. "Выражение ее лица было невзможно описать словами," - вспоминает она. "Теперь я жалею о том, что не сфотографировала ее тогда. Но в то время мне это и в голову не пришло. Пратик тоже жаловался, что у него нет ни единой фотографии с мамой."

Пратик был не первым внуком, которого воспитала Видьятай - ее старшая дочь Анита, педиатр, живущая в США, прислала в Индию своего сына Адитью, пока сама заканчивала образование. Однако по поводу Пратика у Смиты было предчувствие. "Вскоре после его рождения, она однажды подняла сына, положила его мне на колени и сказала: "Именно ты должна будешь вырастить его", - вспоминает Видьятай. "Прокручивая события назад, я понимаю, что она предчувствовала свой уход."

Внезапная кончина Смиты стала сильным ударом для Видьятай, которой пришлось пережить эту потерю, выхаживая младенца дочери. "Он напоминал ей о Смите," - говорит Маня Патиль Сетх, младшая сестра Смиты. "Мама была счастлива тем, что у нее остался малыш, но вместе с тем она горевала о том, что ее дочери больше не было с ней."

Видьятай убеждена, что она была балующим родителем. "Я давала ему все, чего он желал," - говорит она. Ей казалось, что если отослать Пратика учиться в школу-пансионат, то это сделает его жизнь более дисциплинированной. Пратику было 10 лет, когда его зачислили в колледж Майо в Аджмере, но из этого ничего не вышло. "Он выдержал там всего месяц. Когда их распустили на каникулы, он больше не вернулся туда." Маня рассказывает, как сильно он скучал по бабушке и дедушке. "Он писал трагичные письма, говоря "Я не могу жить без вас" и рисовал слезы на бумаге, умоляя позволить ему вернуться," - говорит она. "Потерять мать, а затем быть вдали от бабушки и дедушки, которые заменили ему родителей, было слишком трудно для него."

Маня вспоминает, что до 14 лет Пратик был образцовым ребенком. "Он был невероятно любящим, очень аккуратным, всегда готовым к школе без опозданий," - рассказывает она. По ее мнению, у него было трое матерей - его бабушка и две тети. "Однажды, когда он был маленьким, и я была у мамы, кто-то из гостей спросил у меня о нем. Я ответила: "Познакомьтесь, это мой сын." Он подошел сзади, крепко обнял меня и спросил: "Ты моя мама?"

Он был в курсе, что Видьятай ему не мама; когда он был еще совсем маленьким, она рассказала ему, что его мама Смита - звездочка в небе, которая очень его любит. "Понятие смерти так трудно объяснить," - говорит Маня и добавляет: "Но он никогда не задавал вопросов. Наверное, он просто не хотел знать." Она считает, что даже когда он еще не ощущал ущербности от того, что не имел матери, окружающие заставили его почувствовать это. Видьятай соглашается. "Я чувствую, что если бы она (Смита) была жива, он бы раскрылся," - говорит бабушка. "В детстве, когда я посылала его на дни рождения друзей, родители других детей постоянно говорили "Бедный ребенок, у него нет матери..." и таким образом заставляли его все больше замыкаться в себе."

Маня говорит, что в подростковом возрасте Пратик превратилмся в бунтаря, как и многие другие дети его возраста. "После 12 класса он отказался продолжать учебу, так что я не настаивала," - рассказывает она и добавляет: "У него творческая натура, но он не воспринимает этого всерьез." Для Видьятай понять этот период в его жизни и воспитывать подростка было сложнее, ведь ей тогда было уже 70 с лишним лет. Маня признает, что эта разница поколений привела к некоторым беспокойным моментам. "Он мотался по тусовкам с друзьями, а в этом городе нет недостатка в развлечениях. С его точки зрения, он всего лишь хорошо проводил время, однако она не знала, как его образумить." Вспоминая те дни, Видьятай говорит, что ее беспокоила бесцельность его жизни. "Я записала его в школу актерского мастерства Whistling Woods, но он посещал занятия раз в два месяца," - говорит она. "Он ни к чему не проявлял интереса."

Видьятай обратилась за помощью к рекламному режиссеру Прахладу Каккару, который был близким другом Смиты еще с тех времен, когда они вместе работали у Шьяма Бенегала. Прахлад вспоминает: "Когда Смита умерла, я пообещал себе, что присмотрю за ее сыном. Три-четыре года назад его бабушка прислала его ко мне. Он проводил все свое время с друзьями." Прахлад нанял его производственным помощником. "Он не хотел приходить на работу, так что мне приходилось посылать за ним человека, чтобы тот привел его," - рассказывает рекламный режиссер, который вскоре понял, что у Пратика нет ни малейшего интереса к производству рекламы. "Я почувствовал, что в нем присутствует тайное желание играть в кино, поэтому нанял его в качестве актера для парочки рекламных роликов. Ему не хватало усидчивости, но перед камерой он был естественнен. Когда Пратик увидел себя на пленке, у него появилась мотивация."

Прахлад говорит, что именно на этом этапе Пратик взялся за ум, стал более ответственно относиться к своей работе и даже начал посещать спортзал. "До того, как найти опору, Пратик не знал, чего хочет в жизни." - рассказывает он. "Вероятно, он понимал, что хочет стать актером, но кто-то должен был поверить в него, сделать на него ставку." Именно в офисе Прахлада Пратика заметила Пакхи, жена режиссера Jaane Tu... Ya Jaane Na Аббаса Тайревалы. Маня называет контракт на эту роль "молнией средь ясного неба" и признает, что для Пратика было нелегко приспособиться к строгому расписанию съемок. "Его приходилось заставлять идти на съемочную площадку," - вспоминает она. "Аббас говорил мне, что игру из него приходилось буквально тащить клещами, однако, когда это удавалось, она была ценнее золота." По мнению Прахлада "У него есть это особенное качество - на экране он предстает в 200 раз лучше. Ему даже стараться не приходится. Это просто в его генах."

Несмотря на то, что оба его родителя - актеры (отец Пратика - Радж Баббар), Маня говорит, что Пратика всегда признавали прежде всего сыном Смиты. "На церемониях награждения, кинофестивалях или заграничных поездках его никогда не спрашивают об отце," - замечает она. Семья Патиль предпочитает не распространяться об участии Раджа в жизни Пратика, но Прахлад более прямолинеен. "После смерти Смиты, несмотря на то, что Радж сделал немало громких заявлений на публику, на деле он никогда не заботился о Пратике." Маня говорит, что о том, чтобы Пратика воспитывали Радж с его женой Надирой, не было и речи. Публичные соболезнования Надиры в адрес Видьятай были такими наигранно-фальшивыми, что покойному режиссеру Б. Р. Чопре пришлось вмешаться. "Он сказал им (Раджу и Надире), что они ведут себя бестактно," - вспоминает Маня.
Истинный сын своей матери, Пратик, по словам Мани, очень щедр в своей любви. "Если он не получает любви, то замыкается в себе," - говорит она, вспоминая, что Смита тоже постоянно искала признания, как на профессиональном, так и на личном фронте. Подобно Смите, Пратик так же естественнен на экране. "В жизни он может быть очень стеснительным, однако он счастлив перед камерой," - говорит Маня, рассказывая, что для своей первой полноценной роли в фильме Киран Рао Dhobi Ghat, он провел немало времени, размышляя, как лучше сыграть свой персонаж. "Мне кажется, он обрел свою сильную сторону."

Видьятай сожалеет о том, что его мать не может видеть расцвета его таланта и вспоминает, как отчаянно Смита желала ребенка. "Стать матерью было мечтой всей ее жизни," - говорит она. "Если бы Смита увидела его теперь, ее радость была бы полной."

Лата Кхубчандани
журнал People
русский перевод - ИНДИЙСКОЕ КИНО Ru (c) http://bollywoodru.blogspot.com/

Комментариев нет:

Последние посетители блога