ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРЕВОДОВ С ДАННОГО САЙТА, ПОЖАЛУЙСТА, ОЗНАКОМЬТЕСЬ С
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ И ВЫДЕРЖКАМИ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МОИХ ПЕРЕВОДОВ НА ЛЮБИТЕЛЬСКИХ РЕСУРСАХ, УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ НА БЛОГ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЕРЕВОДЫ (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ДЛЯ ЖУРНАЛЬНЫХ/ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ТЕЛЕ-ПРОГРАММ, ДУБЛЯЖА ИЛИ СОЗДАНИЯ СУБТИТРОВ К ВИДЕО-МАТЕРИАЛАМ И ПРОЧИХ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СВЯЖИТЕСЬ СО МНОЙ, ОСТАВИВ СВОИ КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ В КОММЕНТАРИИ К ЛЮБОМУ ПОСТУ.

8 мая 2012 г.

Вспоминая Дивью Бхарти (теле-передача, приуроченная к 19-летию смерти актрисы)

апрель 2012
(немного сокращенная и обобщенная версия)


Отец О. П. Бхарти: - Дивья была жизнерадостной девочкой, все время смеялась, шутила. Она всех любила, но особенно своего брата Кунала. Ради него она была готова на все. Постоянно говорила "Все мои заработки, все мои деньги - это все для Кунала." Она была подарком от Бога, который сам Бог же и забрал обратно.

Мать Мита Бхарти: Дивья была очень простодушной. Она очень любила бедняков и детей. На день рождения Дивьи я до сих пор сама делаю шоколадные конфеты и раздаю их по близлежащим школам, потому что она любила детей. Возле ее дома были ясли, она приводила детей оттуда на рынок и покупала для них игрушки.

Отец: - Возле этого рынка находился офис Саджида. Именно он рассказал мне, как она приводила на рынок детей и скупала все для них, но у нее никогда не хватало карманных денег, и тогда она говорила продавцу: "Сходи к Саджиду - он расплатится."

Мать: - Когда снимали одну песню из Shola Aur Shabnam, в перерыве между съемками Говинда, его гример, мой сын Кунал и Дивья играли в биту с мячом. Мяч улетел куда-то, и они начали играть с камнем. Пришел Дэвид, увидел это и сказал: "Дивья, у тебя сейчас будет грустная сцена, как ты можешь играть, веселиться, смеяться? Будь серьезной, создай нужное настроение!" И она ответила: "Это что же значит - если мне нужно будет сниматься в сцене смерти, то придется и вправду умереть? Дай команду включить камеру и вот тогда увидишь. Если я не справлюсь с дублем, то брошу сниматься в кино." После этого была сцена в последней песне, где она поет что-то типа "Если ты обидишься и уйдешь, то больше уже не увидишь меня. Будешь звать меня до конца своей жизни, но я не вернусь...". Песню досняли, а вечером мы сели просматривать видеокассету с отснятыми дублями. И именно на том моменте, для которого Дэвид приказывал ей быть серьезной и создать нужное настроение, у Дэвида, Пахладжа и его жены выступили слезы на глазах. Пахладж сказал мне: "Мита-джи, у вас в руках бриллиант. Ее не придется ничему учить. У нее уникальный талант от Бога - ей не нужно никого копировать, не нужно ничему учиться. Вот увидите, она станет Номером Один."
Ей поступало много предложений о работе. У нас был сосед-продюсер, Нанду Толани, его менеджер буквально ходил за нами по пятам и умолял позволить ей сняться в их фильме. Обещал, что фильм будет готов за три месяца. И Дивья спросила меня: "Мама, если я начну сниматься в кино, то что станет с моей учебой?" И я ответила: "Если ты станешь актрисой, то учебу придется бросить". Она была очень слабой ученицей и, услышав это, очень обрадовалась: "Мне больше не нужно будет учиться? Тогда, пожалуйста, скажи папе, что я хочу сниматься в кино!" Я передала ее слова, и ее отец ответил: "Ладно, пусть сделает один фильм, а там посмотрим." Вот так она втянулась в кино. Изначально у нее не было никакого интереса к тому, чтобы сниматься в фильмах, стать героиней, зарабатывать деньги, быть амбициозной, гламурной... Она была очень наивной по натуре, ей хотелось стать простой домохозяйкой.

Отец: - К нам приходил Кирти Кумар (брат Говинды), уговаривал нас дать согласие на участие Дивьи в его фильме. Мы отказались, затем пришел сам Говинда и сказал, что не уйдет из дома, не получив нашего согласия. Вот так распорядилась ее судьба. Многие желали заполучить ее для их фильмов; для ее первого фильма Bobbili Raja к нам также приходил Рама Найду. Возможно, она пришла в эту жизнь, чтобы закончить то, что оставила незаконченном в прошлом рождении. Никому не даются фильмы просто так, люди годами ищут работу, перебиваются на мелких ролях, страдают... А к ней продюсеры и режисеры шли толпами. Но ее это не заботило, она даже имен их не знала. Так что она была просто особенной.

Мать: У нее было прозвище Диди ("Старшая Сестра"). Ей это нравилось, она говорила: "Кунал меня так не называет, так хотя бы другие зовут меня Диди." Так что ее отец и я звали ее Диди. Больше всего она была привязана к папе и брату, однако я была ее поддержкой в работе. Она повсюду ходила со мной.

Отец: - Ей самой нужна была машина, однако она настояла на том, чтобы Куналу купили джип.

Мать: У нее была мечта повезти отца в кругосветное путешествие и купить ему в подарок Мерседес. Когда мы ходили по магазинам где-нибудь за границей, она всегда покупала вещи для Кунала и папы. Я говорила: "Все только папочке и Куналу. А для меня ничего?" Она небрежно отвечала: "Выбирай сама, что хочешь. Зачем меня спрашиваешь?"
Она хотела попробовать себя во всем. Играла в снукер с Ферозом Кханом, записалась на теннис. Она отлично плавала. Ей хотелось пусть и не стать экспертом во всем, но хотя бы уметь это делать. Чтобы если ее спросят: "Умеешь ли ты то или это?", она смогла ответить "Да, умею." Это было ее хобби.

Отец: - Она была очень набожна. Она посещала каждый храм, молилась.

Мать: - Под ее подушкой всегда хранилась статуэтка Бога. Без нее она не могла спать. На ее туалетном столике всегда стояло множество маленьких изваяний. Она могла даже камешек туда положить и сказать "Мама, это тоже Господь." Она очень верила в Бога.
Она была слаба в учебе, всегда говорила: "Мама, мне не дается хинди. Пожалуйста, почитай мне на хинди, а я послушаю." Я брала ее учебник и читала для нее урок, а потом спрашивала: "Дивья, ты слушаешь?" Смотрела - а ее уже и след простыл. Она вертелась перед зеркалом, плясала под песни из Himmatwala и изображала сцены из фильма. Ее героем мечты был Джитендра. Она хотела вырасти и сниматься с ним. Я рассказала Шобхе-джи об этом пару дней назад, сказала, что Дивья была большой поклонницей Джиту-джи и мечтала однажды стать его героиней. Однако, когда она доросла до кино, то он стал годиться ей только в отцы. Она сыграла его дочь в двух фильмах.
Сначала Дивью взял на роль Дилип Шанкар, однако позже ее контракт переделали, и она должна была сниматься в фильме Кирти Кумара Radha Ka Sangam. Но фильм задержался с началом съемок на восемь месяцев. Она не поладила с режиссером, потому что была озорной, непоседливой, активной. А Кирти-джи хотел сделать из нее его Радху, показать ее в своем видении. Он не хотел, чтобы она была такой открытой, хотел, чтобы она не показывалась на люди до выхода фильма на экран. Она ответила, что не может быть такой - ей нужно жить полной жизнью, свободно передвигаться, играть в спортивные игры. Поэтому Кирти-джи выставил ее из фильма. И на следующий же день ее заметили Сатиш Каушик и Анна Сингх. Они сказали Бони Капуру, что актриса, которая должна была играть Радху у Кирти, освободилась. И он взял Дивью в свой фильм, подписал с ней контракт. Они снимали в течение шести дней, делали пробы. А потом Бони помирился с Табу, а Дивье сказал "Прости". Затем ее приметил Субхаш Гхай и взял в свой фильм Saudagar. Там у нее с ним тоже что-то не поладилось, так что она вышла и из этого фильма. Она и понятия не имела, что это крупные компании, режиссеры. Она лишь говорила: "Мама, это что же происходит - подписываю контракт на фильм, и тут же мне отказывают. Один раз, другой, третий... Я вообще больше не хочу работать в кино! Я вернусь в школу." Но в школе отказались принимать ее обратно. И мы решили, что будем обучать ее заочно в десятом классе. Ей было пятнадцать лет, а туда принимают в шестнадцать. Так что она не смогла учиться даже заочно. Она очень расстроилась, начала говорить, во что она вляпалась. И чтобы развеять ее депрессию, мы поехали отдыхать в Кашмир. Там ей пришел звонок, что в Бомбее все ее обыскались, спрашивают, где Дивья, и что ей нужно возвращаться ближайшим рейсом. Мы вернулись. Нам сказали, что ею заинтересован крупный продюсер с юга. Дивья заявила, что не желает работать в кино. Я начала ее уговаривать. Она согласилась, но сказала, что не будет переодеваться, не будет даже умываться с дороги, а поедет, как есть. Там, пока ей читали сценарий, она уснула. А после ее спросили, может ли она немедленно отправиться в Хайдарабад, потому что съемки начинаются завтра же. Она тихонько сказала мне на маратхи: "Мам, да они нам голову морочат. Не может быть такого. В хинди-фильмах пришлось целый год потерять, а тут так сразу взяли в фильм. Ладно, поехали, посмотрим Хайдарабад и вернемся." Я посоветовалась с ее крестным отцом, и он посоветовал нам поехать и поучиться, приобрести опыт на примере южного фильма, неважно, станет он хитом или нет.
Этим же вечером мы прилетели на юг. Нам велели быть готовыми к девяти утра, должен был приехать Венки, а в одиннадцать начаться съемки. И, поверите ли, ровно в девять приехал Венкатеш, сделали грим, прикинули одежду и начали съемку ровно в одиннадцать. Мы так поразились.
Ее съемки длились восемь дней, потом мы вернулись и здесь ее уже ждал Раджив Рай. Он спросил, какую сумму она возьмет в качестве аванса за подписание контракта. Она спросила: "А что это такое?" Он ответил, что при подписании контракта выплачивается определенная сумма. Она сказала: "Дайте мне одну любую бумажку с Папой (Махатмой Ганди) и хватит." Он был так ошарашен, она тут же его покорила своей наивностью.
Bobbili Raja, насколько я помню, был сделан за три месяца. За это время в Болливуде у Дивьи уже было 4-5 фильмов на руках. Bobbili Raja стал крупным хитом. Одновременно она закончила сниматься в Vishwatma, Shola Aur Shabnam и Dil Ka Kya Kasoor. Дивья - единственная актриса-дебютантка в мире, у которой вышло три фильма подряд в течение трех недель. В ту пору об этом писали все газеты и журналы. Только Shola Aur Shabnam стал хитом, однако Дивья никогда не получала отрицальных отзывов. Пусть Dil Ka Kya Kasoor и Vishwatma не стали крупными хитами, однако ее песня - Saat Samundar Par - до сих пор так же популярна, как и тогда. Ни в одном, пусть даже провальном, фильме Дивья не получала плохих отзывов. Deewana держался на ее плечах.

Отец: - Она получила награду дебютантки Filmfare как "Новое лицо", точнее, я получил награду за нее.
По поводу ее брака, у нас не было каких-то особых возражений, кроме естественных волнений по поводу касты, религии и т. п. Мы до сих пор общаемся с Саджидом. Он всегда навещал и навещает нас. Он сказал, что пригласит нас на пышный прием по поводу окончания съемок Houseful-2. Так что мы - одна семья. Он относится к нам с большим уважением, его мать бывает у нас, Вардха (его вторая жена) нам как дочь. Она навещает нас в каждый праздник, наш дом для них как родной.

Мать: - Говинда познакомил Дивью с Саджидом во время съемок Shola Aur Shabnam. Дивья сразу спросила меня: "Мама, тебе понравился Саджид?" и я ответила, что да, понравился. Через некоторое время она однажды спросила меня: "Можно я выйду замуж за Саджида?" Я велела ее спросить разрешение у папы. Отец был против по своим соображениям и не дал ей своего согласия. Когда ей исполнилось 18 лет, она сказала: "Мама, сегодня я выхожу замуж. Приезжай, будь моей свидетельницей." Я ответила, что не смогу приехать, потому что она делает это в тайне от отца. Я сказала ей: "Сначала расскажи об этом папе, тогда я приеду." Она ответила: "Ладно, не приезжай." В день свадьбы она позвонила мне вечером. Она была больна, с высокой температурой. Я сказала: "Ну что ж, вышла замуж и ладно. Дом-то покажешь?" Она ответила: "Нет, дом я тебе не покажу." Я сказала: "Ну ладно, тогда я тебя выслежу и все равно узнаю, где ты живешь." Ту ночь она провела там, а на следующий день вернулась к нам домой. Потому что отец ведь ничего не знал - что мы ответили бы ему, где Дивья? Вот так она и жила с нами, с Саджидом только иногда встречалась. Через три-четыре месяца Саджид пришел к нам домой на Дивали и рассказал, что они поженились. Пока он не объявил об этом открыто, все бумажные дела - чеки, гонорары, счета - поступали на имя Дивьи Бхарти. Когда он рассказал об их браке отцу Дивьи, тот ответил: "Ладно, что ж теперь - поженились, так поженились. Только дай нам немного времени, чтобы мы подготовились и объявили о браке официально - с приемом, с гостями, как положено." Он принял Саджида.

Отец: - 5 апреля 1993 года я был дома. У Дивьи были съемки в Мадрасе, она должна была лететь туда в тот день. Но не полетела. Начала придумывать отговорки, типа ногу повредила. Я сказал: "Кого ты дурачишь? Я знаю, что с ногой все в порядке, тебе нужно ехать." Но она отказалась. Вечером попросила отвезти ее в нашу старую квартиру в Бандра Пали. Мы поехали на джипе Кунала, перед этим заехали к Шому Мукерджи, она сказала, что подписала с ним контракт на фильм и должна была получить деньги. В доме в Бандра Пали остались ее старые друзья, и она общалась с ними до 10-11 часов вечера. Потом ей позвонили из ее нового дома, там ее ждала Нита Лалла (дизайнер) прикинуть костюмы для завтрашней съемки на Маврикии. Она заторопилась. Я остался в квартире, а Кунал поехал ее отвозить. В той квартире были лишь ее служанка и Нита Лалла, Кунал оставил ее и вскоре уехал обратно. Через пятнадцать минут нам сообщили, что она упала с балкона и разбилась насмерть. Дальше я плохо помню, я был не в себе. Саджид тоже потерял сознание.

Мать: - Я лишь могу сказать, что она сама не понимала, чего добилась в жизни на тот момент. Она не осознавала, как сильно ее любят люди. Она была вся в работе, остальное ее не интересовало. Стал ли фильм хитом или провалом - ее это мало заботило. Ни она, ни даже мы не понимали, какой высокой позиции она достигла, каким спросом пользовалась. Если бы она осознавала, что является важной персоной, то наверное, больше берегла бы себя. Но она была проказницей, сорвиголовой... так что сегодня я с 99%-ной уверенностью могу сказать, что с ней произошел несчастный случай по неосторожности. Потому что она просто не могла покончить жизнь самоубийством - не такая у нее была натура. Она бы скорее кого-то другого убила, но не себя. Убийство... тоже не может быть. Кому и зачем ее было убивать?

Отец: - Многие поклонники покончили жизнь самоубийством после смерти Дивьи. Это публиковалось везде в прессе. Под нашими окнами стояли толпы и долгое время не расходились, даже после похорон.

Мать: - По сей день, когда люди узнают, что я мать Дивьи, они просят у меня автограф. Хоть я сама и не звезда, и не хочу раздавать автографы, все равно мне приходится это делать - а все лишь потому, что я мама Дивьи.

Отец: - Со мной то же самое - каждый день, везде, постоянно. Меня всегда представляют как отца Дивьи, с кем бы я ни встречался, куда бы ни ездил.

Мать: - И вот еще что неизменно: когда человек узнает, что я мать Дивьи, то первым делом начинает задавать вопросы: "Ну, так что на самом деле случилось? Вам что-то стало известно? Это было убийство?" Меня преследуют эти вопросы последние 20 лет. Они снова и снова погружают меня в депрессию. Я не хочу, чтобы меня расспрашивали обо всем этом. Я знаю ровно столько же, сколько и вы. То, что печатали в газетах, о чем ходили слухи - лишь это мне известно, как и вам. Если кто и знает правду, то это лишь Дивья и Бог, а я дать ответ не в силах.

Отец: - Но я уверен, что ее будут помнить вечно. Ее нет уже 20 лет, а кажется, будто все произошло лишь вчера. Люди все так же помнят о ней.

теле-передача Remembering Divya Bharti
русский перевод - ИНДИЙСКОЕ КИНО Ru (c) http://bollywoodru.blogspot.com/

ярлыки, не вошедшие в список:
Дилип Шанкар*
Д. Рама Найду*
Нанду Толани*
Пахладж Нихалани*
Сатиш Каушик*

Комментариев нет: