ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРЕВОДОВ С ДАННОГО САЙТА, ПОЖАЛУЙСТА, ОЗНАКОМЬТЕСЬ С
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ И ВЫДЕРЖКАМИ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МОИХ ПЕРЕВОДОВ НА ЛЮБИТЕЛЬСКИХ РЕСУРСАХ, УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ НА БЛОГ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЕРЕВОДЫ (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ДЛЯ ЖУРНАЛЬНЫХ/ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ТЕЛЕ-ПРОГРАММ, ДУБЛЯЖА ИЛИ СОЗДАНИЯ СУБТИТРОВ К ВИДЕО-МАТЕРИАЛАМ И ПРОЧИХ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СВЯЖИТЕСЬ СО МНОЙ, ОСТАВИВ СВОИ КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ В КОММЕНТАРИИ К ЛЮБОМУ ПОСТУ.

20 мая 2008 г.

На острие бритвы: Саиф Али Кхан

март 2008

В деле, где мы заняты исключительно тем, что лезем в дела других людей, непредсказуемость – это главное. И когда речь идет о Саифе Али Кхане, непредсказуемость – это единственное, чем полны страницы новостей. В день, когда мы должны были снимать фотографии для этой статьи, новость о предполагаемом никахе Саифа и Карины Капур захватывает все телеканалы и газетные заголовки. Ногти изгрызаны, и я уверена, что он не появится на студии Мехбуб. Но, Боже, он пришел! Значит, все идет по плану.

Энди Ворхол, серьезный комик, был прав, сказав однажды, что никто бы не отказался от 15-минутной славы. Но в чем-то и он оказался неправ. Спасибо за это телевидению. Сегодня любой может стать знаменитым на срок от 15 недель до 15 месяцев, а то и все 15 лет, если позволит СМИ сделать из себя мишень для сплетен. Пример. Саиф тратит половину отведенного для наших съемок времени на разъяснение своего семейного положения новостным каналам всех мастей.

Аллелуйя! Карина приезжает с Саифом на Мехбуб студию. Голубки укрываются в гримерке. 20 минут спустя, Карина уезжает. Я спрашиваю Саифа, не утомляет ли его весь день отрицать свою свадьбу. Это не расстраивает его? «Нет, я не расстроен. Мы – публичные люди, и я понимаю этот интерес к нашей жизни. Но все это может обернуться плохо, когда примешиваются семьи и другие люди.

Его зеленоватая татуировка «Карина», его сумасшедшее выступление, подобное дервишу, с рок-группой «Парикрама» и его рисковый стиль жизни попали в центр внимания с пугающей точностью.

Тату «Карина», выведенное на его руке привлекло столько же внимания, сколько новости о его свадьбе. Затем, в новостях появились сообщения о его попытке перерезать себе запястье в качестве доказательства друзьям своей любви к той единственной женщине в его жизни. Он отпирается: «Вы хотите сказать, что я и вправду сделал такое? Нет, я не склонен к самоубийству, и по-моему, ничего привлекательного в попытке самоубийства нет». Но разве его друзья не подстрекали его на доказательство любви к ней? «Да, но я бы не стал резать себе вены. Я, возможно, порезал бы ладонь... может быть».

Одежда, принесенная стилистом для фото-съемки, не слишком впечатляет его, но я предпочитаю обойтись без комментариев. Даже если Саиф разочарован, он этого не показывает. Вместо того, он ведет беседу о фильмах: «Я с нетерпением ожидаю три хороших релиза в этом году, начиная с фильма нашей собственной компании в мае – я так взволнован. А еще я руковожу отделкой новой квартиры, и на личном фронте тоже все хорошо.» Поговаривают, что свадебные планы тоже не за горами. «Нет, по-моему, сейчас наши карьеры важнее всего.» Решив еще попытать счастья, я интересуюсь, что было самое романтичное из того, что Карина сделала для него. Он мямлит что-то неразборчиво. «Это очень-очень личное. Мне неудобно разглашать это на весь мир». Мой коллега снова подкалывает его насчет предполагаемого никаха. И он высмеивает это, говоря «Я был бы не против свадьбы...»

Не нервирует ли его, когда следы засосов Карины обсуждаются в средствах массовой информации? Он тараторит бессвязно: «Нет, я...меня... знаете ли, нет, меня это не волнует.» Но как-то же его это задевает? «Я считаю ее совершенным профессионалом, и давать интервью – это часть ее профессии, так что, уверен, что она знает, как справляться с такими вопросами. Что касается, моих отношений с ней, я вдруг начинаю чувствовать себя неудобно, говоря о них слишком много. Вот только что, я пересек некомфортную зону, разговаривая с вами. Так что, я больше не распространяюсь.»

Я даю ему время на то, чтобы расслабиться и переключаю разговор. Путь его карьеры был долгим. Из того, кто совершенно не умел играть в своих дебютных картинах Parampara и Aashiq Aawara, Саиф превратился в того, кто ошеломляет одним своим присутствием на экране. Он соглашается с тем, что первые его шаги в кино были неуклюжими. Он вспоминает свою песню Ole Ole из Yeh Dillаgi немного в смущении. «Сейчас, когда я думаю о ней, я говорю: «Неплохие ковбойские сапоги». И прическа у меня была очень смелой. Это было очень здорово по сравнению с другими невообразимыми вещами в начале 90-х. Это было совсем не плохо. А песня была большим хитом, да!», - восклицает он. Затем добавляет: «Я выступал с этой песней три раза подряд в Лондоне, при полном зале. Она была очень популярной в то время».

После тех нелепых моментов, он совершенно изменился. Как это произошло? Он размышляет вслух: «Я не знаю. Наверное, я стал обращать на это внимание, когда начал работать с актерами из другого поколения. Когда парни, такие как Фардин Кхан и Абхишек Баччан вошли в кино, я осознал, что я-то был в кино намного дольше, и мне надо бы быть поуспешней. Помню, именно тогда я и проснулся. В то время я снимался в Love Ke Liye Kuch Bhi Karega. До того, я был вполне доволен собой. А потом вдруг почувствовал, что этого мало, что я хочу большего. Наверное, нужно начать думать иначе. Нужно иметь желание обрести что-то и быть готовым к этому.»

По моему, одна из причин, почему Саиф Али Кхан – это кинозвезда, которую мы любим, это то, что он не занимается самолюбованием, как все остальные красавчики. И хотя многие из его фильмов плохие, должна признать, что когда он делает хорошую работу, то он просто потрясает. Например, Being Cyrus, Parineeta, Hum Tum, Salaam Namaste и невероятное перевоплощение в Omkara. Но после переворотного Omkara, у него был нехарактерно долгий перерыв.

Сегодня Саиф пропитывается опытом хорошего актера. Он уже уяснил себе, что в шоубизнесе ничто не приходит даром. Он соглашается: «Я думаю, что на меня, как на актера, можно положиться. По-моему, определенные сцены мне удается играть в своем собственном стиле, с определенным уникальным качеством, подобно большинству успешных звезд сегодня. Вместо того, чтобы опасаться других людей, нужно уметь заглянуть в себя, сосредоточиться на себе и постараться стать лучшим. Места всем хватает. По-моему, раз уж мы зовемся звездами, нас должна быть целая галактика, и зрители должны решать, что сегодня они хотят посмотреть фильм Саифа Али Кхана, а завтра пойдут на фильм Салмана Кхана. И этот список должен быть бесконечным.»

Его лицо – это путеводитель по эмоциям. Я могу сказать, когда он язвителен (часто), когда он раздражен (довольно часто) или просто счастлив. Мы возобновляем фото-съемку. Неожиданно после первого кадра он решает, что ему нужно пойти в тренажерный зал, чтобы подготовиться к съемке обнаженного торса. Мы вынуждены прождать его целых два часа, пока он не вернулся. Ах, эти непостоянные звезды!

Когда он возвращается с тренировки, я принимаюсь снова подкалывать его. Хотелось бы знать, как ему удалось выпрыгнуть из этого клише «он неплохой актер». Ответ следует незамедлительно: «Я сделал фильмы с интересными режиссерами. Мне бы хотелось, чтобы меня запомнили именно тем актером, который снялся в Omkara, Salaam Namaste и Being Cyrus в один и тот же год. И мне бы хотелось продолжить в том же духе. Но сейчас, я хочу сосредоточиться больше на коммерческом кино.» Означает ли это, что мы не увидим больше таких фильмов, как Omkara и Being Cyrus? «Не так скоро. Может, что-то подобное Omkara, но Being Cyrus нет»

Похоже, Саиф-продюссер теперь будет запрещать Саифу-актеру делать фильмы альтернативного характера или более «художественные». Он отвечает: «Я могу впечатлить вас и еще пару человек, снявшись в хорошем высоко-художественном фильме, а потом кое-кто напишет, что мне надо перестать делать такие фильмы – например, Being Cyrus и Omkara – потому что они не приносят большого дохода. То, что позволяет тем фильмам выживать в коммерческом плане – это такие фильмы как Salaam Namaste и Hum Tum. Так что, давайте не забывать об этом. Мы можем возомнить себя умниками, ценящими искусство. Но интеллектуальность и искусство должны подкрепляться денежными сборами». Этот актер, совладеющий Иллюминати Филмз, говорит как бизнесмен. Он напоминает мне: «Эта деятельность – не что иное, как бизнес».

Я снова возвращаюсь к его личной жизни. Пытаюсь спровоцировать на беседу о его отношениях. Ходят слухи, что они с Кариной теперь собираются чаще сниматься. Он предлагает свою версию: «Мы пока не снимаемся вместе ни в одном фильме. Конечно, это было бы здорово проводить с ней как можно больше времени, но также важно не смешивать нашу личную и профессиональную жизни. Я бы хотел работать с ней в каком-то очень особенном фильме, принимая во внимание ее замечательное присутствие на экране и то, какая она потрясающая актриса.» Он признается, что фильм Ренсила Де Сильвы из «Дхарма Продакшнз» – это шаг в том направлении.

И мы снова заводим разговор о любви, которая заставляет его сердце учащенно биться и совершенно затмевает рассудок. Он говорит, что Карина принесла в его жизнь «счастье, волнение, стабильность и много любви». И, видимо, чувствуя, что я не дам ему отделаться так просто, он продолжает: «Любовь – это самое прекрасное, что есть в мире, и мне бы хотелось приложить все усилия,чтобы она и дальше оставалась такой же прекрасной, ведь это главное в жизни. Это то, что делает небо голубым, воду – сладкой, а жизнь – стоящей.»

Карина, конечно, принесла любовь и все такое в его жизнь, но как его дети – Сара и Ибрагим – прореагировали на новую женщину в жизни их отца? Он поясняет: «Они не проводили много времени вместе, но они неплохо ладят между собой и хорошо относятся друг к другу.» А не нужно ли его детям какое-то время, чтобы привыкнуть к новой женщине в его жизни? Он отметает этот вопрос, говоря: «Эээ... Нет, мне так не кажется. Они видят меня счастливым, и сами счастливы от этого».

Поверим Саифу на слово, что его дети приняли Карину. Они также недавно отдыхали за границей все вместе. Но одобряет ли эти отношения с Кариной его мать Шармила Тагор, ведь Карина на 10 лет моложе него? «Да, одобряет. Одобряет».

Карина постоянно утверждает,что готовка – это прекрасное средство избавления от стресса. А что она приготовила для своего принца? «Эээ...Она однажды поделилась со мной кусочком жевательной резинки», - смееется он. И я повторяю слово ПРИГОТОВИЛА. Он отвечает: «Приготовила? Нет, вообще-то, она не готовила для меня». А что насчет слухов, что Карина пытается заполучить контракты на рекламные ролики для них обоих? Саиф смеется над этим предположением. «Не знаю. Будет здорово, если ей это удастся. В настоящее время я участвую в 11 рекламах и не думаю, что потяну больше. Да, но было бы хорошо порекламировать что-то вместе.»

Чувствуя его дискомфорт из-за обилия вопросов о Карине, я меняю тему и спрашиваю о его недавно проснувшейся страсти к музыке. Он говорит натянуто: «Слава Богу, не еще один вопрос о Карине. Я бы тогда послал вас брать интервью у нее самой.» Я принимаю это за шутку, и мы оба смеемся от души.

А затем он продолжает разговор, как отец 13-летней дочери Сары. Его брови хмурятся. Саиф недавно был в замешательстве, когда застал Сару читающей книгу под названием «Поцелуй». Это правда? «Нет, она ничего не читала. Она смотрела какой-то подозрительный фильм о свиданиях и бойфрендах», - смеется он. Уже более серьезно, он читает мне долгую лекцию об отцовстве. « Ей 13 лет, и это здорово. Молодых девочек нужно оберегать, но еще важнее иметь честные отношения, когда они могут поговорить с тобой, ничего не скрывая. Тут важно не быть параноиком, а наставлять на путь истинный. Опасно становится тогда, когда родители не в курсе, что творится у них за спиной. Хотя в Индии нам не приходится быть такими уж параноиками. Мы живем в довольно безопасном окружении. По сравнению со многими другими странами, дети не испытывают того давления, что кто-то постоянно наблюдает за ними. Но, конечно, ужасные вещи случаются. Хотя я уверен в хорошем воспитании Сары. Не так часто приходится встречать кого-то, кто пошел по дурной дорожке.»

Сара вынашивает мечты стать актрисой. Заботливый папочка в ладах с ее решением? Он улыбается «Ну, конечно. Это же замечательная профессия. Девушке, работающей в банке требуется такая же защита. Некоторые женщины, которых я встречал в киноиндустрии, очень сильные личности, и я был бы очень счастлив, если бы Сара стала успешной кинозвездой.»

Ее папа-звезда, наверное, с готовностью бы организовал ее дебют? «Ну, естественно!» А потом он заявляет с гордостью: «Но мне кажется, что маленький Ибрагим тоже имеет все задатки прирожденной кинозвезды. Серьезно. Он тихоня, но у него все признаки будущей суперзвезды».

После нескольких неудачных попыток Саиф наконец бросил курить. Он говорит: «Это потрясающее ощущение. Теперь я испытываю желание курить, только когда выпиваю слишком много вина. Знаете, это лучшее, что я сделал. Это изменило мой стиль жизни к лучшему». А к чему еще он стремится? «Иметь талию поменьше и более отточенное тело. Я хочу быть сильнее, лучше, красивее, быстрее, стройнее, скромнее, выше, смешнее... Список бесконечен», - смеется он.

А как бы он описал себя в трех словах? Он начинает: «Скромный, вежливый...». Тут стилисты съемок падают со смеху. Уже серьезней, он добавляет: «Я бы сказал умный, сексуальный и крутой». Затем он хохочет, и просит меня написать, что он смеялся как одержимый.

Самолюбивый, да. Без ума от Карины Капур, да. Возможно, это придает ему такое удалое очарование. Но что действительно дает представление о его жизни или актерском деле – это непредсказуемость. Будь то Omkara или его тайная свадьба, никогда нельзя предугадать, когда Саиф снова поразит всех. И в этом-то и есть камень преткновения.

Фахим Рухани
Журнал Filmfare

русский перевод - ИНДИЙСКОЕ КИНО Ru (c) http://bollywoodru.blogspot.com

Комментариев нет:

Последние посетители блога