ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРЕВОДОВ С ДАННОГО САЙТА, ПОЖАЛУЙСТА, ОЗНАКОМЬТЕСЬ С
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ И ВЫДЕРЖКАМИ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МОИХ ПЕРЕВОДОВ НА ЛЮБИТЕЛЬСКИХ РЕСУРСАХ, УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ НА БЛОГ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЕРЕВОДЫ (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ДЛЯ ЖУРНАЛЬНЫХ/ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ТЕЛЕ-ПРОГРАММ, ДУБЛЯЖА ИЛИ СОЗДАНИЯ СУБТИТРОВ К ВИДЕО-МАТЕРИАЛАМ И ПРОЧИХ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СВЯЖИТЕСЬ СО МНОЙ, ОСТАВИВ СВОИ КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ В КОММЕНТАРИИ К ЛЮБОМУ ПОСТУ.

19 сент. 2019 г.

Виджай Девераконда на ток-шоу Анупамы Чопры Film Companion/Кино-спутник

24 июля 2019
(немного сокращенная и обобщенная версия)

- Я так рада наконец-то поймать тебя в Мумбае! Я понимаю, насколько ты занят и что ты улетаешь через несколько часов, но у меня накопилось столько вопросов! И начнем мы с самого крупного твоего телугу-релиза, который ожидается буквально через пару дней - Dear Comrade. Насколько я знаю, фильм дублирован сразу на четыре языка?
- Да, за исключением Baahubali, это первый фильм, который выходит на экраны одновременно на четырех языках.

- И таким образом ты намерен расширить зону своего влияния?
- Когда становишься актером, то, конечно, хочется расширить свою аудиторию, хочется, чтобы твой фильм увидело больше зрителей. Мы начинали снимать этот фильм на телугу, но где-то посередине съемок вдруг подумали: оператор у нас малаяли, редактор - малаяли, композитор - тамил, моя партнерша - каннадига. Мы подумали, что можно ведь снять фильм для более широкой аудитории, тем более, что тематика впишется в любой из этих регионов. К тому же я слишком привык к выходу своих фильмов на телугу, мне была необходима встряска. Я поговорил со своими продюсерами, они меня полностью поддержали. Мы делаем такой релиз впервые, так что нам еще предстоит всему научиться, понять, как это работает, какую отдачу это принесет. Мы вложили в него много усилий. Посмотрим.

- Что привело тебя в Мумбаи? Ты же всегда говорил: "Все, что мне нужно делать, я буду делать в Хайдерабаде, а мои фильмы пусть сами расходятся по стране." Ну так что?
- Во-первых, я понятия не имел, что буду сегодня давать интервью. Я прилетел на 5 часов и должен был уже выезжать в аэропорт...

- Неужели ты не осознаешь, что стал слишком популярным для того, чтобы вот так втихушку прилететь и улететь?
- Нет. Я прилетел, чтобы встретиться с Караном. Он хотел увидеть Dear Comrade. До этого мы встречались несколько раз и подружились. Он выкупил права Dear Comrade на хинди-ремейк. Я в нем не участвую. Я приехал к нему в офис, у меня ужасный недосып за последнюю неделю, поэтому я включил им фильм, спросил все ли в порядке, ушел в соседнюю комнату и уснул там на диване. Проснулся через час внезапно, не мог понять, где я нахожусь, потом до меня дошло, что я в офисе Карана Джохара. Мой телефон был забит сообщениями от разных людей, желающих получить у меня интервью: "Мы знаем, что ты в Бомбее, пожалуйста, давай встретимся здесь-там-то-да се..." А я все гадал: как все эти люди знают, что я здесь?

- Тебя застукали папарацци в аэропорту! Через несколько секунд после твоего приземления в аэропорту, все новостные сайты уже пестрели заголовками!
- Я рад, что они принесли хоть какую-то пользу. Таким образом я встретился с несколькими людьми, включая тебя.

- Неужели такой радушный прием не вызывает у тебя желания сняться в фильме на хинди? Тебя вообще это интересует?
- Интересует. Но я хотел бы сняться в такой роли, которая сработала бы и для телугу-зрителя. Я не представляю, что смогу навсегда переехать сюда, осесть. Все мои друзья там, дома. Я люблю тамошний неспешный образ жизни. Я не смогу постоянно находиться под прицелом камер журналистов. В Мумбае слишком бешеный ритм для меня. Мне по душе свой собственный темп жизни. И, по-моему, сегодня кино достигло такого уровня, где нет необходимости полностью переключаться на другую киноиндустрию. Мы все связаны между собой. Это прекрасно, что мы все знаем о существовании друг друга, мы уважаем работу друг друга. Очень здорово, что рамки вот так расширились.

- И это всем нам на руку. Это просто замечательно. Но скажи вот что: тебе предлагали сняться в Kabir Singh - ты отказался. Ремейк Dear Comrade ты тоже не хочешь делать. Но это было бы самым легким путем в Болливуд. Так почему ты отказываешься?
- Потому что стать героем фильмов на хинди не является моей целью - я хочу быть актером, повествовать истории на экране. Не вижу смысла рассказывать одну и ту же историю дважды. Когда я снимаюсь в фильме, я вкладываю в свою роль так много энергии, что уже не смогу повторить те же эмоции, накал... я не смогу заставить себя пройти через то же самое. У меня пропадет энтузиазм. Мне будет скучно делать то, что уже знакомо. К тому же, когда тебя ждет так много новых увлекательных историй, которые можно воплотить на экране, разве хочется тратить полгода своей жизни на повтор? Если есть другие актеры, которые воодушевлены этой ролью и для них это нечто свежее, они смогут подойти к роли с новой стороны, заполнить ею какие-то свои потребности... Но я уже не могу. Это единственная причина, почему я отказываюсь. Каран спросил, хочу ли я сняться в ремейке, я сразу отказался, но мы можем посмотреть на другие сценарии.

- Твой герой в Dear Comrade кажется тоже довольно вспыльчивой личностью. Тебя каким-то образом привлекают именно такие взрывные персонажи? Или тебе, как актеру, особо легко и естественно даются такие эмоции?
- Я понимаю, почему ты задаешь такой вопрос. Ты видела меня в Arjun Reddy, а теперь в рекламе Dear Comrade. Но между этими двумя фильмами у меня было три фильма, совершенно не похожих на те. Но меня даже у себя на родине спрашивают о том же самом.

- Наверное, это потому что Arjun Reddy оставил такое неизгладимое впечатление.
- Куда ни поеду - Ченнаи, Хайдерабад... везде... все задают похожий вопрос. Даже если смотрели все мои фильмы. Виной тому, наверное, то, что персонаж Арджуна Редди врезался в память людей настолько, что любая более или менее похожая роль вызывает ощущение дежа-вю. Но я хочу, чтобы люди поскорее забыли об этом персонаже. Я хочу, чтобы мои другие фильмы оставили такое же сильное и неизгладимое впечатление.

- Но здесь ремейк вызвал и резко отрицательную реакцию. Тебя это не удивило? Разве Arjun Reddy тоже подвергался подобной критике?
- Меня это не удивило. Но, во-первых, я не видел хинди-версию. Как я уже сказал, однажды прожив историю, я не хочу возвращаться к ней снова. Ребята в аэропорту и так называли меня Арджуном Редди. В телугу-киноидустрии у нас ограниченное число журналистов и публикаций. Здесь, конечно, это число намного больше, соответственно намного больше критики. Да, я тоже подвергся определенной критике за тематику фильма, но не так выраженно, как здесь. Наверное, тут намного больше женщин в числе кинокритиков и киножурналистов. Некоторые мужчины тоже выразили свое отрицательное отношение. Но я нормально к этому отношусь. Если бы вы встретили Арджуна в реальной жизни, вам бы он не понравился. Так что это нормально - если этот персонаж в фильме вам не по душе.

- Сандип сам говорил, что если бы фильм не стал таким крупным кассовым хитом, он бы усомнился в своих способностях излагать историю на экране. Как по-твоему, ему не стоило этого говорить? Может быть, стоило сказать: "Что ж, оставайтесь при своем мнении" и просто забыть об этом?
- Я тоже говорю о фильме сегодня после того, как он заработал два с половиной миллиарда рупий. Возможно, если бы он не сделал таких сборов, мое мнение о нем было бы другим. Однако, заработки фильма подсчитываются через 3-4 недели, тогда как отзывы начинают поступать с первого же дня, и они способны пошатнуть веру в себя. Для Сандипа это дебютный фильм, а тут его закидывают такими словами, значение которых мне даже не знакомо. Например, что такое "мизогиния" - у меня не было времени поискать значение в Гугле...

- Женоненавистничество.
- Ага... а разве этот фильм ненавидит женщин? Я точно знаю, что в интерпретации Сандипа этот фильм не о ненависти к женщинам. Наоборот - он о любви. Я видел твое интервью с Сандипом, оно мне очень понравилось. Так вот, когда Сандип сказал, что в близких отношениях мы имеем право прикасаться к женщине, имеем право поднимать друг на друга руку, можем ударить друга друга, если очень злимся, но все это признаки любви, то его слова наделали много шума. Со своей стороны я могу сказать, что я полностью его понимаю. Но я так же понимаю и тех людей, которых задели его слова. Зачастую мы не готовы услышать друг друга, стараясь донести только свою точку зрения. Вполне вероятно Сандип сам был в таких отношениях, где любовь была настолько сильной, что партнеры могли иметь физическую близость, когда захотят, но и ударить друг друга, когда захотят - и они все равно были счастливы в этих отношениях. Но если в моей семье, например, отец избивал мать, для меня такие отношения будут олицетворять прямо противоположное. Так что все зависит от личного опыта каждого. Здесь нельзя обобщать. То, что говорит он, правильно в его случае - для него это и есть любовь. Это его опыт, это его способ выразить страсть. Для кого-то другого это может быть неприемлемо. Стоит выслушать все точки зрения и просто принять их. В конце концов, мы все совершенно разные личности, мы все прожили свои собственные истории любви, состояли в отношениях, непохожих на других. Однако мы хотим принудить всех думать так, как думаем мы, верить в то же, во что верим мы, всем влезть в тот же коробок, в который сами себя загнали... так не получится. Все мы торопимся осудить, выразить свое мнение, быть первыми с публикацией в соцсетях... а с журнализмом сегодня вообще такая проблема - когда я читаю заголовки или смотрю ТВ, складывается ощущение, что я в суде. Работа журналиста - оповещать людей, а не быть судьей и навязывать свое мнение о том, что правильно, а что нет. Но таков уж современный мир. С ним ничего не поделать, поэтому приходится просто продолжать жить с этим.

- Виджай, но ты не похож на того, кто мямлит и боится говорить открыто. В своих интервью ты кажешься очень прямолинейным. Мне понравилось, как ты выразился: "У меня аллергия на некомпетентность". Ты так же очень четко даешь понять, в каких фильмах хочешь сниматься или чего ни за что не станешь делать. Ты не думал, что таким образом тебя могут принять за выскомерного человека? Может попытаться сглаживать свои высказывания?
- Меня не волнует, если меня считают высокомерным. Пусть меня кто-то не любит.

- Но ты же звезда! Разве это не твоя работа - нравиться людям?
- Нет, моя работа - рассказывать истории на экране. Я не хочу тратить свое время на то, чтобы пытаться понравиться максимальному количеству людей, при этом забывая, кто я на самом деле. Я работаю, не вмешиваюсь ни в чью жизнь, никому не наношу вреда. Позвольте мне оставаться самим собой. Пусть лучше люди принимают меня таким, какой я есть, нежели мне пытаться подстраиваться под каждого... а что, я и вправду кажусь таким уж высокомерным? (Анупама смеется). Нет, ну а кому может понравиться некомпетентность?

- Это, конечно, так. Просто принято говорить об этом более деликатно.
- Но вы, ребята, задаете конкретные вопросы - я даю конкретные ответы. А потом на меня наезжают за это. Давайте тогда ни о чем меня не спрашивать - меньше проблем.

- А скажи, ты на самом деле нетерпелив? Может быть, именно поэтому тебя злит некомпетентность? Все же не могут быть безупречными.
- Я просто избавляюсь от таких людей вокруг себя. Я настолько занят своей работой, что не в состоянии следить или делать чью-то еще работу. Это же так просто - у каждого свои обязанности. Почему бы не делать все ответственно? Если я перестану быть требовательным, работа не будет делаться как надо. Некомпетентность способна провалить весь фильм. Даже вот это твое интервью зависит от слаженной работы операторов, редактора, осветителя... если один из них подведет, интервью не получится. Не знаю, нетеплив ли я. Мне часто задают похожие вопросы, но я понятия не имею, какой я в реальной жизни. Я не знаю, что я за человек.

- Почему?
- Я думаю, мы сами не осознаем, на что мы способны. Мы можем вести себя по-разному в разных ситуациях, порой даже не представляя, что мы способны делать или испытывать. Я не понимаю, как определить, насколько я терпелив, или являюсь ли я экстравертом или интровертом. Если я приду к тебе в гости впервые, то наверняка буду вести себя скромнее и тише, но со своими друганами я самый громкий в компании. Так что черты характера зависят от различных факторов - людей вокруг, настроения, окружающих вещей... Если бы я родился в Конго, я мог бы быть повстанцем, стреляющим в людей... все зависит от того, где я родился, с чем сталкивался в жизни... поэтому я считаю, что мы - все и ничто в то же время. Я до сих пор не определился, какой я по своей натуре.

- Ты часто задумываешься над этим?
- Не осознанно. Я не хочу об этом думать, но это получается само по себе. Сижу в машине и вдруг понимаю, что все эти мысли проносятся в моей голове. Мне не нравится, что я не в состоянии их контролировать, но что поделать...

- Ты сказал, что хотел бы так много сделать. Что именно?
- Все, что будет стимулировать меня на тот момент, все, что возможно воплотить... и то, что поможет мне оплачивать счета. Знаете, было время, когда я покупал хлеб с истекающим сроком годности в отделе уцененных товаров, потому что он был дешевле. Я любил арахисовую пасту, но не мог ее себе позволить - слишком дорого. Недавно мы с отцом вспоминали один день - мы были у родственников, я пошел проводить его до автобусной остановки... было лето, жара, автобусы напичканы людьми под завязку. Я предложил подождать автобус с кондиционером. Мы прождали 40 минут под палящим солнцем, и папа решил все же ехать обычным автобусом. Я смотрел на него и думал, что так жить нельзя. Надо что-то делать. И сейчас я берусь за разное: недавно запустил свою линию одежды, например. Сейчас я хочу сделать что-нибудь с водой - здесь с ней напряг. Мы продолжаем тратить и тратить, но очевидно же, что нам всем будет крышка, причем скоро. Мы все закрываем на это глаза, но воды скоро просто не будет. Однажды я пришел домой из спортзала и прождал 4 часа, пока в душе появилась вода. Теперь нам приходится делать запасы в ведрах. Это при том, что я живу в одном из престижных районов Хайдерабада. Но никто не хочет предотвратить эту проблему, мы все ждем, когда обрушится беда, чтобы начать что-то делать. Я хочу заняться этой проблемой, но делать что-то конкретное, а не выкладывать в Сеть какое-нибудь видео или твит, которые забудутся в течение десяти дней. Так что помимо кино у меня еще много задумок. Да и в кино их немало. Завтра я могу увлечься какой-то новой затеей - я не знаю. Может, прочитаю что-то и загорюсь. Наверное, я живу сегодняшним днем, не загадывая на будущее.

- Твой модный бренд называется Rowdy (Хулиган), и ты назывешь своих фанатов хулиганами. Почему?
- Все началось с аудио-запуска альбома к Arjun Reddy. В телугу-индустрии это такое большое мероприятие, куда приходят люди, которым ты нравишься - они могут посмотреть на тебя, послушать песни и т. п. Мне не нравилось слово "фанат". Мои фанаты - такие же ребята, как я, мои ровестники. Раньше они звали меня просто Виджай. Теперь обращаются почтительно "Виджай-анна" ("Старший брат Виджай"). Мне было не по себе от этой иерархии. И на том мероприятии я обратился к ним "Мои хулиганы и хулиганки", потому что они и вправду вели себя громко: кричали, вопили... И с тех пор как-то так повелось. Когда мы запускали мою линию одежды, предлагалось много других идей, как назвать бренд. Но я решил, что пусть будет "Хулиган" еще и потому, что меня полюбили за этот мой образ. Именно он принес мне успех, в своих интервью я высказываюсь открыто. Много раз меня называли высокомерным за мои высказывания, мой выбор фильмов, отказ делать определенные фильмы... говорили мне, что нельзя вести себя так. Но это бунтарство - то, что привело меня сюда. К тому же я хотел подарить что-то своим поклонникам - многие из них приезжают на подобные мероприятия издалека, я не могу просто показать им рекламный ролик фильма и отослать обратно. Поэтому я всегда стараюсь поговорить с ними на таких мероприятиях - не обязательно о кино. Если я смогу воодушевить кого-то своей речью, подтолкнуть на размышления - тогда, думаю, они не зря потратили свое время. И этот термин "хулиганы/ буяны" тоже стал одним из таких "подарков".

- У тебя нет связей в киноиндустрии. Ты один из немногих героев, за чьей спиной не стоит успешная киношная династия. Ты достиг успеха исключительно своими силами. Как по-твоему, как тебе это удалось?
- (думает)

- Ну, может быть, какая-то конкретная черта характера, которая помогла тебе не сдаваться...
- Наверное, пробовать все средства в достижении цели. Идти вперед, не останавливаясь. Мне так же помогло то, что я испытал в своей жизни все возможные неудобства, препятствия, трудности. Это закаляет. Что бы ни случилось в жизни, ты чувствуешь, что выкарабкаешься, сможешь все преодолеть. Так что, сама жизнь, наверное, помогла мне.

- То есть, ее трудности.
- Трудности, да. И в какой-то момент во мне накипело. Я сказал "Хрен тебе! Я еще тебе покажу!" Такое чувство, словно собрался мстить. И, конечно, всегда возникают такие сожаления, когда чего-то не хватает. Например, когда я хотел пробиться в кино, то думал, вот если бы мой отец был продюсером... кстати, то, как меня воспитали родители, несомненно тоже огромный плюс. Нам дали абсолютную свободу выбора и самоопределения. Когда я захотел стать актером, многие говорили мне, что шансов у меня практически нет, так что лучше сначала отучиться, получить степень магистра в бизнесе, чтобы в случае чего было куда отступать. А папа сказал: "В двух лодках не усидишь. Выбери что-то одно и добивайся этого. Если не сможешь стать актером, все равно оставайся в той среде - стань помощником режиссера или сценаристом. Но не пытайся заниматься одновременно кино и банковским бизнесом - у тебя ничего не выйдет." Это придало мне сил. В том возрасте легко испугаться и отступить. Ты очень уязвим. Даже сегодня, если десять человек говорят тебе одно и то же, это оказывает на тебя давление. Мама с папой всегда предоставляли нам свободу, не ограничивали наш выбор. Мы никогда ничего не боялись. Да, мы ощущали определенное благоговение перед родителями, но никогда не боялись их. Мы могли говорить с ними на любые темы. Еще мне помогло мое образование. Я учился в школе-пансионате. Нам не позволяли смотреть телевизор. Только начиная с восьмого класса выделялось 10 минут утром и 10 минут вечером, чтобы просмотреть заголовки новостей. Мы читали газеты. Кино нам показывали раз в месяц. В школе мы проводили 10 месяцев в году. Образовательная программа была хорошей. А чтобы чем-то занять нас в наше свободное время, школа предоставляла огромный выбор послешкольных кружков и занятий. Постоянно устраивались всякие соревнования - по письму, рисованию и т.п. Победители получали мелкие призы, типа упаковки чипсов или сладостей, что для нас было целым событием. Жизнь в общаге закаляет. Здесь нельзя быть размазней. Я знаю, в наши дни все стали слишком нетерпимыми к таким высказываниям, но я за то, что ребенку необходимо пройти через побои. Дети - они как животные.

- Поэтому побои сделают из них людей?
- Да. Иначе их никак не проконтролировать - они избалованы, они капризничают, раскидывают вещи... Мы все животные по натуре. Нам необходима дрессировка. Если пустить на самотек, эти избалованные дети потом сядут тебе на шею и станут погонять.

- Расскажи, когда ты пробивался в кино, буквально голодал и все такое... был ли момент, когда тебе хотелось сдаться и бросить все?
- Я дал себе время до 25 лет. Думая об этом сейчас, я ощущаю какой-то страх. Поэтому я запретил себе вспоминать о тех днях. О некоторых периодах своей жизни я вообще больше ничего не помню. Только когда меня спрашивают о них, я оглядываюсь назад и сам поражаюсь: кем я был, кем я стал... как вообще такое произошло. Словно смотришь какой-то фильм. Но у меня не было выбора. Сдаться - это был вообще не вариант. Однако я дал себе время до 25 лет, потому что не хотел и в 35 лет все еще выискивать роли. Но я люблю кино, поэтому все равно остался бы здесь, может, как сценарист, может как режиссер. Я даже уже попробовал себя на обоих поприщах, чтобы просто посмотреть, насколько я компетентен. Мне понравилось снимать, монтажировать, я решил для себя, что это хороший вариант, но примерно в то же время получил свою первую роль - второстепенный персонаж в фильме Yevade Subramanyam? Это придало мне решимости, что все еще может получиться. Фильм получил отличные отзывы критиков и зрителей, однако прошло 6-8 месяцев с его выхода, а я все еще сидел без работы. Это был самый трудный период. Я всегда думал, что мне нужен лишь один шанс, чтобы проявить себя - я продемонстрирую такую отличную работу, что вся моя жизнь изменится после этого. Yevade Subramanyam? стал для меня таким шансом. Но когда после этого ничего не последовало, меня это пошатнуло. Несмотря на то, что людям понравилась моя роль, дальнейшей работы я не получил. Я пытался отвлечься - читал, смотрел кино, общался с начинающими режиссерами, которые, как и я, пытались пробиться. Так я познакомился с режиссером своего следующего фильма Pelli Choopulu - мой первый фильм в качестве главного героя, который впоследствии стал огромным хитом. Даже режиссер Dear Comrade - это тоже один из тех режиссеров, которых я нашел в тот период своей жизни. Мы все были новичками. Никто нас не поддерживал. Идея была в том, чтобы начать делать свое собственное низкобюджетное и независимое кино. Но первый же фильм, который мы сняли, стал настолько успешным, что все мы начали делать полнобюджетные коммерческие ленты. Однако мы по-прежнему тесно общаемся, планируем совместные фильмы. Там же я познакомился с Сандипом. На тот момент он пытался пробиться в кино уже 6-8 лет, но никак не мог. Мы все до сих пор держимся друг за друга. Мы будем делать совместные проекты. Я открыл свою продюсерскую компанию... я это не планировал, но так получилось. Ко мне пришли ребята-новички со сценарием, предлагая мне сняться в главной роли. Сценарий классный, но взяться за него я не смог, потому что масштаб моих фильмов очень вырос. Тем не менее, я восхищаюсь теми парнями, они такие талантливые. Если бы я согласился на эту роль, они нашли бы продюсера, но без моего участия фильм им не снять. И тогда я взялся сам его продюссировать.

- Ты помогаешь таким же новичкам, каким был сам.
- Вроде того. Потому что кому как не мне знать, каково это - пытаться пробиться, понимая, что ты достоин, но быть не в состоянии сделать это... Но различить истинный талант не так уж легко. Большинство людей предпочитает делать что-то проверенное, не рисковать. Я надеюсь, что стану для пробивающихся талантов тем, кто сумеет их увидеть и дать им шанс.

- Виджай, а с какими трудностями тебе приходится сталкиваться сейчас?
- Сон, еда... (Анупама смеется). У меня ужасный недосып. А еще мне не хватает нормальной, обычной жизни. Мне кажется, я теряю ощущение той жизни... восприятие меняется. Все мои эмоции - они из той жизни, которой я жил до того, как стать известным актером.

- То есть, ты боишься, что теперь, живя в роскоши и достатке, ты потеряешь свою сущность, свое истинное нутро? Ты боишься быть отрезанным от той реальности?
- Да, меня это тревожит. Когда я не на съемках, я провожу время со своими школьными друзьями, потому что у них нет ничего общего с кино. И когда мы встречаемся, то не обсуждаем фильмы.

- Их не впечатляет твоя слава?
- Нисколечки. Порой мне бы даже хотелось, чтобы они хоть немного впечатлились... А еще я живу с родителями - папой и мамой.

- Неужели и они не впечатлены?
- Нет-нет, они на седьмом небе от счастья. Просто для меня важно быть среди настоящих людей, тех, кого я знаю. Мне важно иметь нормальную жизнь, к которой я привык. Какие еще у меня тревоги? Я задумываюсь о мимолетности жизни...

- (смеется) Ты снова ударяешься в экзистенциальные философские вопросы.
- Мне нравится Танос, мне близки его идеи.

- Ты в курсе, что он был психом?
- Но у него имелось решение проблемы...

- Уничтожить пол-мира - разве это решение проблемы?
- Но мы - это и есть проблема.

- С этим я согласна. Мы - проблема. Скажи, успех сделал тебя более уверенным актером или же наоброт - чтобы не потерять его, ты предпочитаешь не рисковать, а идти по более проторенному пути?
- Я не задумывался, как мне сохранить свой успех. Я добился его прежде всего потому, что мне было нечего терять.

- Но теперь-то есть.
- Но есть и счет в банке. Так что я не парюсь. Я выживал те 25 лет на гораздо меньшем бюджете, и, если что, снова смогу это сделать. В начале моего пути меня никто не знал. Если кто-то и пришел посмотреть фильм с моим участием, это было точно не из-за меня. У меня не было фанатов - моих "хулиганов". Поэтому я могу потерять их и снова обрести. Наверное, поэтому меня не особо волнует вопрос, как "уберечь" свой успех. Когда каждый из моих фильмов выходит на экраны, мне всегда говорят: "Это смело" или "Он нестандартный, но отличный." Меня это подхлестывает. Пока что мой риск окупается. Если получится так, что однажды это перестанет работать, вполне возможно, я начну искать более "безопасные" проекты. На сегодняшний же день меня такие вопросы не волнуют. Я просто делаю, что мне по душе.

- Это здорово. Пожалуйста, продолжай в том же духе. Мне подают знаки, что еще чуть-чуть и ты пропустишь свой рейс.
- Ну вот, мы только-только разговорились. Давай продолжим по пути в аэропорт (Анупама смеется).

- Нет, правда, это была отличная беседа, я получила столько удовольствия. И я умираю от желания посмотреть Dear Comrade. Пожалуйста, сообщи, когда намечается показ в Мумбае.
- Я его устрою. С субтитрами.

- Обязательно. И я очень рада, что папарацци тебя рассекретили. Приезжай к нам почаще.
- Заметано. Было приятно поболтать с тобой.

русский перевод - ИНДИЙСКОЕ КИНО Ru (chttp://bollywoodru.blogspot.com/

1 комментарий:

Unknown комментирует...

Здравствуйте!
Подскажите, пожалуйста, как с вами можно связаться?
У меня есть вопрос по поводу статей.
Напишите мне, пожалуйста, на почту или в Вотсап +380685462204
Заранее спасибо!
Анастасия.