ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРЕВОДОВ С ДАННОГО САЙТА, ПОЖАЛУЙСТА, ОЗНАКОМЬТЕСЬ С
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ И ВЫДЕРЖКАМИ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МОИХ ПЕРЕВОДОВ НА ЛЮБИТЕЛЬСКИХ РЕСУРСАХ, УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ НА БЛОГ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЕРЕВОДЫ (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ДЛЯ ЖУРНАЛЬНЫХ/ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ТЕЛЕ-ПРОГРАММ, ДУБЛЯЖА ИЛИ СОЗДАНИЯ СУБТИТРОВ К ВИДЕО-МАТЕРИАЛАМ И ПРОЧИХ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СВЯЖИТЕСЬ СО МНОЙ, ОСТАВИВ СВОИ КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ В КОММЕНТАРИИ К ЛЮБОМУ ПОСТУ.

19 июл. 2020 г.

Когда Амитабх Баччан вышел из себя после интервью Карана Тхапара о его предполагаемых любовных связях

2018 год

Каран Тхапар - известный адвокат дьявола (прим.: тот, кто делает вид, что защищает/поддерживает определенную позицию или точку зрения с целью того, чтобы спровоцировать/ вызвать собеседника на откровенность и т. п.) Однако что происходит, когда провокационный вопрос вызывает в собеседнике раздражение? В своей новой книге Devil’s Advocate: The Untold Story/ Адвокат дьявола: нерассказанная история журналист поведал о напряженном разговоре с Амитабхом Баччаном в начале 90-х годов. Когда суперзвезде Болливуда задали вопрос о слухах относительно его интрижек с партнершами, последовало зловеще-спокойное интервью и отнюдь не спокойный обед. Выдержки из книги:

"Интервью, которое врезалось мне в память, было с Амитабхом Баччаном. Мы записывали его в 1992 году, оно было приурочено к его пятидесятилетнему юбилею. Это было задолго до шоу Kaun Banega Crorepati и до финансового кризиса, раззорившего его продюсерскую компанию Amitabh Bachchan Corporation Limited (ABCL). Тогда он все еще считался актером с огромной популярностью и человеком с незапятнанной репутацией.

Несмотря на то, что Амитабх уже появлялся в более раннем выпуске Eyewitness - всего через месяц после запуска программы - на этот раз интервью было организовано Амаром Сингхом, который в то время был директором Hindustan Times и близким другом Баччана. Поскольку интервью было ценной возможностью, которая могла больше не повториться, мы решили снять 50-минутную беседу, разбив ее на два выпуска Eyewitness.

Беседу записывали в первом бомбейском особняке Амитабха Pratiksha, у него в гостиной. Он сидел на диване, с ним рядом находилась его жена Джая. Его дети Швета и Абхишек, с которыми мы тоже собирались побеседовать, наблюдали с другого дивана в противоположной стороне комнаты.

До первой смены пленки все шло гладко. Когда мы взяли перерыв, чтобы команда загрузила новую пленку, Амитабх заговорил об интервью с актером Уорреном Битти, которое он видел по американскому ТВ. По его мнению, то, что приковало интерес к шоу, - это ведущий интервью, который нарочито и неотступно расспрашивал Битти о женщинах в его жизни. По словам Амитабха, всем были известны эти истории, однако было завораживающе слышать, как актера ставят лицом к лицу с этми вопросами и то, как он отвечает на них.

Мне подумалось, что странно было говорить такое тому, кто прямо сейчас берет у тебя интервью. Неужели это намек в плане того, что и я должен сделать нечто подобное? В конце концов, так же, как и все, я тоже слышал о предполагаемых романах актера с несколькими актрисами, хотя, честно говоря, я не вдавался в подробности и уж точно не пытался разузнать детали, чтобы использовать их в своих вопросах к нему. И все же, пытался ли он таким образом сказать мне что-то или хотя бы поддтолкнуть в данном направлении?

Смена пленки не могла занять более пяти минут, но этого было достаточно, чтобы я решился. Искушение было слишком велико. Я решил, что последую рассказу Амитабха и расспрошу его в том же духе, как проходило интервью с Битти.

"Мы только что сделали перерыв, чтобы заменить пленку, и вы рассказали мне об интервью с Уорреном Битти," - начал я. Пересказав ключевые детали нашего разговора для зрителей, я добавил: "Так позвольте же сделать то, что ведущий интервью сделал с Уорреном Битти. Ходило множество слухов о ваших любовных связях с актрисами. У вас были романы с другими женщинами после того, как вы женились?"

Если он и был застигнут врасплох, не говоря уже о том, чтобы обидеться, Амитабх ничем этого не выдал. Я смотрел прямо на него, задавая свой вопрос, и он отвечал мне не менее твердым взглядом. Его лицо оставалось бесстрастным. Насколько я помню, в выражении его лица не произошло ни малейшей перемены. "Нет. Никогда." "Но, говорят, у вас были отношения с Парвин Баби. Есть ли доля правды в той истории?" "Нет," - снова ответил он. "Я тоже читал те сплетни. Это неправда. Но я не могу запретить журналам печатать подобное." "Тогда как насчет Рекхи?" Возможно, это лишь мое воображение, но мне показалось, что я увидел мимолетную реакцию в его глазах. Казалось, он запнулся перед ответом чуть подольше. Однако, когда он заговорил, его голос был таким же твердым, как и прежде. Его тон нисколько не изменился. "Нет. С ней тоже ничего не было." Больше он ничего не добавил, замолчав на этом.

Внезапно повернувшись к Джае, которая все еще сидела рядом с мужем на диване, я спросил, верит ли она Амитабху. Джая опешила от неожиданности. Я видел, что Амитабх повернулся к ней, глядя прямо на нее в то время, как мы оба ожидали ответа. "Я всегда верю своему мужу," - сказала она. "Вы говорите это искренне или лишь потому, что он сидит сейчас рядом с вами?" Джая улыбнулась. Она обернулась к Амитабху и посмотрела на него, прежде чем ответить: "Разумеется, я говорю искренне. К чему мне притворяться?"

Поскольку ничего более на данную тему мне было не известно, я вернулся к своим запланированным вопросам, и мы продолжили интервью. Оно продолжалось еще около получаса и за это время я уверился в том, что Баччанов нисколько не покоробило мое внеплановое отхождение в интимную жизнь актера. Я уверился в этом еще больше, когда Амитабх настоял на том, чтобы мы со всей съемочной группой остались у них на обед. Когда мы стали нерешительно отказываться, считая, что он делает это лишь из вежливости, он сказал, что не принимает отказа и таким образом убедил нас, что на самом деле хочет, чтобы мы остались. И я сказал себе, что он совершенно точно не обижен. Очевидно, что он сам пожелал, чтобы я задал ему эти вопросы, и он был готов дать на них ответы.

Как же я заблуждался. Раздражение копилось в нем, словно вулкан и прорвалось наружу, как только мы уселись за обед в соседней комнате, столовой. Все началось с того, что Джая спросила Амитабха, не хочет ли он риса. "Ты знаешь, что я никогда не ем рис," - раздраженно ответил он. "Зачем ты предлагаешь мне то, чего я не ем?"

Это прозвучало, словно взрыв. На этот раз гнев отразился и на его лице. Атмосфера накалилась. Телевизионная группа и дети Амитабха, сидевшие с нами, были не просто поражены - они онемели от страха.

"Я предложила тебе рис, только потому что роти (тонкие лепешки) еще не готовы," - объяснила Джая. Она говорила очень мягко, спокойно. "Я не хочу рис!" - теперь он уже кричал. "Я никогда не ем рис, и тебе это известно. Я не жалуюсь, что роти все еще не готовы, но прекрати предлагать мне рис вместо них."

Было ясно, что его подавляемые эмоции от моих вопросов выплеснулись таким образом. Нам всем стало еще больше не по себе, ведь мы сидели за его столом, ели его еду. Мы, или как минимум я, стали причиной скандала. И тем не менее, я продолжал сидеть там в качестве его гостя, наблюдая за развитием драмы.

"Я пойду проверю, что там с лепешками," - сказала Джая. Уверен, она старалась успокоить его, однако, не подумав, добавила: "Может все же поешь пока немного риса?" "Прекрати. Хватит," - ответил он. "Я же сказал, что не хочу рис и для меня не проблема подождать роти. До тебя никак не доходит? Что с тобой такое? Ты что, не слышишь, что я тебе говорю?"

Джая вышла из комнаты и больше не вернулась. Вскоре подали роти, и Амитабх начал есть. У остальных присутствующих аппетита не осталось. Мы в спешке доели то, что было на наших тарелках и под предлогом того, что нам нужно было возвращаться, извинились и ушли. За те 10-15 минут, пока мы были там, никто не произнес ни слова. Мы ели в тишине и состоянии шока. Ни у кого в голове не укладывалось, что только что произошло. Он разозлился, накричал на жену и, если уж начистоту, опозорил себя. Это было невозможно отрицать или скрывать.

Весь инцидент оставил меня в смешанных чувствах. Частично я испытывал стыд. Я вторгнулся в чье-то личное пространство, поджег фитиль и создал конфликт. В то же время я был доволен собой. Мои импровизированные вопросы попали в цель, и пусть этого не было видно на экране, всем тем, кто присутствовал за обедом, это было ясно.

Едва мы приехали в наш отель, как зазвонил телефон. Сначала это был Амар Сингх. Амитабх связался с ним и рассказал о случившемся. Амар Сингх, организовавший интервью, посчитал, что мы его подставили. Следующий звонок был от Шобханы Бхартия. Несомненно Амар Сингх оповестил и ее. Она была владельцем Eyewitness и несла некую ответственность. Когда мы вернулись в Дели на следующий день, мне велели вырезать все вопросы о предполагаемых интрижках Амитабха. Я хоть и пытался сопротивляться, говоря, что он сам навел меня на мысль задать их, мне сказали, что я либо не так его понял или же задал вопросы неподабающим образом. Поскольку я и сам не был полностью уверен в том, стоило ли это делать, я согласился.

И это означало, что Eyewitness выпустило интервью в эфир без его лучшей части! Амитабх не сказал ничего сенсационного, однако я считал, что сам факт того, что ему пришлось отвечать на подобные вопросы, приковывал внимание к его ответам, пусть он и отрицал все наотрез. Тем не менее, та часть так и не была показана зрителям."

scroll.in
русский перевод - ИНДИЙСКОЕ КИНО Ru (chttp://bollywoodru.blogspot.com/

Комментариев нет: