ПЕРЕД ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПЕРЕВОДОВ С ДАННОГО САЙТА, ПОЖАЛУЙСТА, ОЗНАКОМЬТЕСЬ С
ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ И ВЫДЕРЖКАМИ ИЗ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МОИХ ПЕРЕВОДОВ НА ЛЮБИТЕЛЬСКИХ РЕСУРСАХ, УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ НА БЛОГ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПЕРЕВОДЫ (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ДЛЯ ЖУРНАЛЬНЫХ/ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ТЕЛЕ-ПРОГРАММ, ДУБЛЯЖА ИЛИ СОЗДАНИЯ СУБТИТРОВ К ВИДЕО-МАТЕРИАЛАМ И ПРОЧИХ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ, СВЯЖИТЕСЬ СО МНОЙ, ОСТАВИВ СВОИ КОНТАКТНЫЕ ДАННЫЕ В КОММЕНТАРИИ К ЛЮБОМУ ПОСТУ.

24 мар. 2019 г.

Видео-интервью Раджива Масанда с Дулкаром Салманом

июль 2018
(немного сокращенная и обобщенная версия)

Раджив Масанд: - Дулкар, ты превосходный актер. Я очень люблю твои фильмы Bangalore Days, Ustad Hotel, OK Kanmani... но перед тем, как мы поговорим об этом, хочу сразу сказать: я настоящий фанат твоих остроумных хэштегов в Инстаграмме. Видно, что тебе доставляет удовольствие общаться с поклонниками через социальные сети.
Дулкар Салман: - Удивительно, но я и вправду привязался к Инстаграмму. Наверное, нам всем нравятся фотографии. Мой акаунт в Фейсбуке в основном для продвижения фильмов. Твиттер - самый легкий способ общения, потому что подразумевает коротенькие сообщения. Но активнее всего я в Инстаграмме. Там я делюсь личной жизнью, мне нравится, что можно общаться с людьми напрямую.

РМ: - Приходится ли тебе усиленно фильтровать свои посты - что следует публиковать, а что нет? И насколько часто? Обдумываешь ли ты все это или просто делаешь все по желанию, как придется?
ДС: - Поначалу я нечасто обновлял свой профиль. В нашей семье не принято высталять напоказ свою личную жизнь. Не знаю, можно ли сказать, что я публикую слишком много - я не обдумывал это целенаправленно. Мы все в основном всегда на страже своей личной жизни, так что навряд ли я обнажаю слишком много деталей.

РМ: - Знаешь, меня очень позабавило, как тебя представляют в рекламном ролике твоего дебютного хинди-фильма Karwaan. Ты, наверное, самый опытный "дебютант" за всю историю - за твоими плечами 25 фильмов. Не кажется ли тебе странным, когда тебя называют "новичком"?
ДС: - Довольно волнительно входить в новую киноиндустрию. Каждый раз, когда я впервые снимаюсь на каком-либо новом для меня языке, меня представляют "дебютантом". Так что я без претензий - пусть я буду новичком снова и снова.

РМ: - Но Karwaan наверняка не первый предложенный тебе фильм на хинди?
ДС: - Да, я обсуждал несколько фильмов, но они не сложились по разным причинам. Однако этот сценарий сразу пришелся мне по душе. Меня также заинтересовало, что фильм продюсируется Ронни и снимается в нем Ирфан. К тому же это фильм как раз в моем стиле. Просто зарисовки из жизни - я обожаю такие сюжеты. Я ощутил положительную энергию и искренность от этого проекта с самого начала.

РМ: - Как ты сказал, Ирфан был одной из причин...
ДС: - Да-да, он уже был утвержден на роль в фильме.

РМ: - Интересно, что у Ирфана за связь с подобными фильмами, где действие разворачивается во время дорожного путешествия. Это уже третий его подобный фильм после Piku и Qarib Qarib Singgle, в котором, кстати, снялась твоя коллега Парвати.
ДС: (смеется) Люди из южной киноиндустрии сказали бы - что за связь у Дулкара с подобными фильмами. У меня их тоже несколько в подобном жанре. Я думаю, изначально мы не смотрели на этот фильм, как историю путешествия. Фишка с трупами была главной задумкой.

РМ: - Что конкретное в сценарии привлекло тебя?
ДС: - Он показался мне непохожим ни на что другое. И история показалась мне правдоподобной - такое реально могло случиться, к тому же здесь все герои с изюминкой. Образ Ирфана - этакий эксцентричный песонаж со своими причудами. Я - довольно занудливый со своими тараканами в голове. Мой персонаж ощутимо старше героини Митхилы, которая является студенткой. Эти три героя переплетаются интересным образом, а компанию им составляет труп в гробу. Такое сочетание показалось мне оригинальным.

РМ: - Здесь идет некая перекличка с Sunshine - тебе не кажется?
ДС: - Да-да, они из одного жанра. В том смысле, что и там несколько разных личностей заключены в тесное пространство друг с другом.

РМ: - В одном из своих интервью ты сказал: "Karwaan, конечно, интересная возможность поработать на хинди, но я не планирую переезд и не пакую чемоданы."
ДС: - Да, я не хочу, чтобы мой фокус сместился. Все, что мне сейчас предлагают по работе - это благодаря тем фильмам, которые я сделал на малаялам. Я навсегда останусь предан кино на малаялам, но я люблю другие языки - благо, в Индии их немало, и у нас столько разных киноиндустрий - так что, я благодарен за предоставленные мне возможности, и мне хотелось бы их испробовать. Но основная моя работа останется в кино на малаялам.

РМ: - Тебе легко дается изучение языков?
ДС: - Пока что, судя по всему, да.

РМ: - Тебя дублируют?
ДС: - Этот фильм снимался с синхронной записью звука, так что нет. Но на телугу, например, меня дублируют.

РМ: - На тамильском?
ДС: - Я вырос в Ченнаи, так что я свободно говорю на нем. А читаю и пишу на тамильском даже лучше, чем на малаялам. Почти вся моя учеба прошла в Ченнаи.

РМ: - Несколько лет назад Камал Хасан однажды высказался в интервью, насколько легче сниматься в кино на юге - съемки точно по расписанию, все актеры профессионально себя ведут, так что ни о чем не нужно беспокоиться - просто расслабиться и делать свою работу. Он даже сделал нашумевшее заявление о том, что бросил работу в Мумбае и полностью перешел на юг, потому что больше не мог выносить непрофессионализм съемочного персонала и то, сколько времени занимала съемка каждого фильма. Но с тех пор прошло достаточно времени, и ситуация, наверное, улучшилась. Ваш фильм был снят за 37 дней?..
ДС: - 34-36 дней. Получилось даже быстрее по сравнению с любым из моих малаяламских фильмов.

РМ: - Ну и в чем же различия съемок фильмов тут и там? И есть ли они вообще?
ДС: - Здесь все лучше организованно, благодаря корпоративной культуре. Все распланированно до мелочей. В кино на малаялам, когда работаешь с матерыми пожилыми режиссерами, у них своя устоявшаяся система, которой они неуклонно следуют. А молодые режиссеры просто снимают фильм по настроению, по чутью. Они могут занять больше времени. Киноиндустрия на малаялам не располагает большими бюджетами, так что здесь  стараешься сэкономить на производстве фильма. Но сейчас получается, что Болливуд снимает фильмы даже быстрее нас.

РМ: - У тебя были какие-то особые страхи или волнения перед работой в кино на хинди?
ДС: - Нет, я же не явился сюда с миссией покорить Болливуд. Просто воспользовался интересной возможностью. С таким партнером, как Ирфан, можно быть уверенным, что много людей посмотрит фильм, стало быть, они увидят и меня. Этот фильм не лежит на моих плечах. Когда в рекламных акциях участвуем только мы с Митхилой, вообще складывается ощущение, будто мы два новичка.

РМ: - Каково работать с Ирфаном?
ДС: - Потрясающе! Я его пылкий фанат. Он стал самой решающей причиной, по которой я согласился на этот фильм. И работа с ним получилась именно такой, какой я ее представлял. Он очень общителен, у него отличное чувство юмора, он привнес так много нюансов в свой персонаж, сделал его еще забавнее. А еще он очень любопытен. Вот что я замечаю во многих более старших режисерах и актерах - у них намного больше энергии, чем у нас, они постоянно рвутся вперед. Он находился в постоянном поиске хороших сценариев. Даже спрашивал меня о малаяльских режиссерах и сценаристах, а также о сценариях, которые можно было бы переснять в Болливуде. Его мозг постоянно работал.

РМ: - Это вдохновило тебя?
ДС: - Без сомнений. Я надеюсь, что, проработав в кино такое же количество лет, я все еще буду полон энтузиазма, как он.

РМ: - В биографическом фильме Mahanati об актрисе Савитри ты сыграл ее мужа Джемини Ганешана. Несмотря на то, что большинство критиков заявили, что внешне ты никаким образом не походил на него, тебе удалось передать очарование его личности. Чем тебя привлекла эта роль?
ДС: - Когда мне впервые предложили эту роль, я тоже перво-наперво сказал, что совершенно не похож на него и никой грим мне тут не поможет. У нас совершенно разные физические данные. Но я решил попытаться понять этого человека, представить себя на его месте. В этом плане меня никто не принуждал копировать его манеры, у меня была свобода сыграть его так, как хочу я.

РМ: - Интересно, что актер, исполнявший исключительно главные роли, согласился на второстепенную роль в картине, где лидирующее место отведено героине. К тому же, согласился на роль персонажа, который далек от совершенства.
ДС: - Благодаря кино на малаялам, у меня достаточно главных ролей. Не просто главных... взять, например, Solo - фильм, в котором я сыграл четыре главные роли! Так что Mahanati как бы уравновесил это... не думаю, что это повлияет на мою карьеру в негативном плане. Главное - мы создали великолепный фильм, и над этим фильмом трудилась по-настоящему отличная молодая команда. Что до моей роли, то серые оттенки в персонаже - это то, что интересно играть любому актеру. Такая возможность выпадает нечасто. Если постоянно заботиться лишь о своем звездном имидже, будет невозможно наслаждаться подобными ролями. По-моему, любому актеру хочется когда-нибудь сыграть отрицательного героя или кого-то в серых тонах.

РМ: - В чем здесь уловка? Как следует подходить к подобному персонажу, который может вызывать довольно неприятные ассоциации? Нужно ли как-то отключиться и постараться не судить его поступки, чтобы сыграть его убедительно? Например, он ведь уже женат, когда женится на главной героине...
ДС: - На самом деле, я восхищался его фразами в фильме. То есть, он реально верил во все это. И он был убедителен. Он мог убедить других в том, во что верил сам. В нем было что-то очень притягательное, перед чем сложно устоять. И мне очень нравились все его диалоги в фильме. Несмотря ни на что, к персонажу Джемини невозможно испытывать неприязнь. Он просто был черезчур любвеобилен. Он сам как-то высказался в реальной жизни: "Во мне просто так много любви, которую я хочу раздать другим." Подумать только: вся его семья, все его дети, даже все его жены - никто ни разу не высказался о нем отрицательно. Когда я играл его на экране, я чувствовал, что никто не сможет его по-настоящему ненавидеть. Хотя после фильма были комментарии от девушек... очень милые... они говорили, что я заставил их ненавидеть себя, и они не смогут мне этого простить.

РМ: - В одном из своих интервью ты говорил, что каждый раз, когда тебе предлагают ту или иную роль, ты прежде всего задаешь вопрос самому себе: "Чем именно меня привлекает эта роль?". И если ответ "Потому что ее легко сыграть", то соглашаться точно не стоит.
ДС: - Это немного пугает. Но я чувствую, что если меня не будоражит роль, если я просто автоматически делаю свою работу, то это непраильно. Я не хочу потерять энтузиазм и вдохновение.
РМ: - Тебе необходимо ощущать постоянное волнение?
ДС: - Да, и я его ощущаю до сих пор в любом из своих фильмов. И даже сейчас, разговаривая с вами. Ребенком я всегда ужасно боялся сцены, так что я старался держаться подальше от всего этого насколько возможно дольше. Пока вдруг не осознал, что так я могу и состариться, а потом лишь сожалеть о том, что так и не воспользовался возможностью. Так что, если роль меня не пугает, то я начинаю беспокоиться - не слишком ли она легкая, не потеряю ли я мотивацию, не слишком ли я расслабляюсь...

РМ: - И в том же самом интервью ты так же сказал, что являешься жадным актером: ты боишься упустить хороший фильм, и твоей целью является участие в лучших фильмах каждого года. Какие усилия ты прилагаешь к тому, чтобы получить те самые лучшие фильмы? Или просто выбираешь лучшее из того, что тебе предлагают?
ДС: - В основном мне по-настоящему везет, и мне предлагают роли в лучших фильмах. Я всегда говорю, что на те роли, на которые согласился я, согласился бы любой актер. Так что тут не идет речи о каких-то там смелых решениях или рисках. Когда я смотрю на свое кино-портфолио, меня переполняет радость - я снялся в отличных фильмах, и лишь хочу продолжать в том же духе. Дело не в том, чтобы стать звездой первой величины или нахватать наград - меня не это привлекает в кино. Я просто обожаю кино, и оно отвечает мне взаимностью. Но если мои фильмы не войдут в число лучших фильмов года... не обязательно по кассовым сборам, а скорее, как самые запоминающиеся... я буду огорчен. Хотя пока что мне очень везло - каждый год у меня выходит хотя бы один выдающийся фильм.

РМ: - Ты как-то раз говорил о том, что зритель в наше время внимателен, и сразу же замечает, когда актер использует один и тот же стиль из фильма в фильм. В таком случае, как расширить свой репертуар манер, выражений лица, каких-то фирменных уловок?
ДС: - Многое зависит от персонажа, которого предстоит сыграть. Когда я нахожу фильм или роль, непохожие ни на что из того, что я делал ранее, то пусть даже какие-то эмоции или выражения будут повторяться, самое главное - это то, как они вписаны в персонаж. Сопутствующие персонажи тоже меняют восприятие. Например, мой имидж в Charlie определялся в основном другими персонажами - тем, как они описывали его. Порой это создает проблему выбора - что будет главным критерием: персонаж или фильм в целом? Но, я считаю, что если сработает весь фильм, то твой персонаж автоматически сработает тоже. У меня были неудачные фильмы, где я вложил всю свою душу в персонаж, но те роли остались незамеченными. Были и очень успешные фильмы, роли в которых я мог бы сыграть лучше. Однако, раз фильм стал хитом, то и твоя роль считается хорошо сыгранной.

РМ: - Была ли такая неудача в твоей карьере, которая буквально разбила твое сердце?
ДС: - Моя первая роль на тамильском языке - Vaayai Moodi Pesavum. Была и версия на малаялам - и она провалилась. Тамильский вариант был успешен. Поэтому я никогда особо не любил двуязычные фильмы - если один из языков не срабатывает, бывает очень обидно. Почему-то керальский зритель не одобрил идею фильма - немое кино, - хотя мне она очень понравилась.

РМ: - Что дал тебе опыт работы с Мани Ратнамом в тамильском фильме OK Kanmani?
ДС: - Я его пылкий фанат. Для меня это был некий золотой стандарт кинематографа. Я уверен, что меня узнали по всей Индии именно благодаря этому фильму. Ведь его фильмы смотрят повсюду. Как режиссер, он полон неиссякаемой энергии - и это почти пугает. Когда мы снимали сцены в бомбейских электричках, у нас не было официального разрешения, поэтому пришлось снимать в выходной - мы должны были начать в 7 утра, съемки планировались на весь день, всю ночь и весь следующий день до шести вечера. Мани-сэр заранее объявил такое расписание, чтобы мы были готовы. И тут вдруг добавляется сцена в лодке, которую нужно снять ранним утром следующего дня. Мы все - я, Нитья, остальные - падали от усталости, иногда засыпали прямо на съемках, один Мани-сэр оставался энергичным и неунывающим. Когда однажды мы были вынуждены приостановить съемки на день, он не находил себе места, не знал, что делать. Мы говорили ему: "Устройте себе выходной, просто расслабьтесь", но он не мог усидеть на месте. А еще у него потрясающие способности замечать мелкие детали. Однажды мы снимали сцену - мы с Пракашем-сэром были в кадре, за нами приоткрытая дверь, за ней виднеется кровать с голубой простыней. Мы начали снимать эту сцену неделю назад, а потом вернулись к ней, и тут Мани-сэр говорит: "Голубой оттенок на простыне другой." Его пытались убедить, что это та же голубая простыня, но он не соглашался. И оказался прав. Он запомнил эту незначительную деталь недельной давности.
Он также не использует наблюдение за сценами через монитор. Говорит, что ему это не требуется - он хочет делать так, как снимали кино по-старинке. Каждая сцена занимала 5-6 репетиций и один-два дубля - и все, снято. Для меня такая система была внове, но, наверное, именно так раньше и снимали, так что я вскоре привык.

РМ: - Он один из тех режиссеров, которые поработали и с твоим отцом. Обсуждали ли вы это?
ДС: - Забавно, но я отчетливо помню те его встречи с отцом в нашем доме в Ченнаи. Я был маленьким тогда, но всегда наблюдал за ним, он всегда меня поражал. Он поделился со мной несколькими воспоминаниями со съемок тех лет, но в целом Мани не очень общительный человек, и я, из уважения к нему, не стал бы выспрашивать и навязываться с беседами.

РМ: - Тебе предлагали роль в хинди-ремейке OK Kanmani?
ДС: - Не помню. В ремейке Bangalore Days точно предлагали.

РМ: - Но ты хотя бы посмотрел OK Jaanu?
ДС: - Я видел отрывки во время перелета, но не смотрел весь фильм. Шаад Али - отличный режиссер, он работал над бомбейской частью OK Kanmani, и я всегда желал ему успеха. Не знаю, почему фильм не сработал на хинди. Вероятно, из-за тематики совместного проживания до свадьбы, которая в Мумбае не представляет никакой новизны. Это для юга фильм считался передовым, там люди до сих пор относятся к таким отношениям с предубеждением и осуждением.

РМ: - Твой отец снялся в более, чем 350 фильмах за 40 лет своей карьеры. Его почитают, как одного из лучших индийских актеров. Когда ты рос, являлся ли он для тебя неким кумиром, примером для подражания? Как актер, я имею в виду.
ДС: - Во-первых, мне повезло, что я не похож на него чисто внешне, и я никогда не пытался подражать ему. Но он для меня отец-супер-герой. Я его преданный фанат. Я не могу найти ни единого дефекта в его фильмах, я этого просто не замечаю. В чем он действительно оказал сильное влияние на меня - это мое поведение и отношение к работе. Однако в актерском плане я не хочу быть похожим на него и не стараюсь. По-моему, мы все должны найти свой собственный имидж на экране.

РМ: - Насколько я знаю, он даже не пытался сделать вас актерами.
ДС: - Он наоборот, делал все, чтобы мы ими не стали. Нас так воспитывали: мама всегда говорила, что отцу несказанно повезло, он преуспел в жизни, но не надо думать, что это будет продолжаться вечно. Нам нужно добиться чего-то своего. Если мне хотелось купить что-то, я должен был заработать на это сам. Мама настаивала, что я должен это как-то заслужить - хорошей учебой, например. И я рад, что она воспитала нас вот так. Даже сейчас, когда я трачу уже свои собственные деньги, она закатывает глаза. Просто если посмотреть на семьи мамы или папы, они все живут просто и скромно, никто из них не добивался таких высот, как папа. Наверное, поэтому мама так нас воспитывала, хоть наша семья и отличалась от других родственников. И она не потерпела бы какой-либо грубости с нашей стороны по отношению к простым людям.

РМ: - Не по этой ли причине актерство не было твоей первой работой? Ты же подрабатывал еще во время учебы в США...
ДС: - Во-первых, в кино на малаялам не существовало кино-династий. Притхвирадж, пожалуй, был одним из первых актеров такого второго поколения, затем пришли мы с Фахадом. Когда я рос, у меня не было подобного примера перед глазами. А у папы на сей счет было свое видение. Он говорил: "Лишь потому, что ты мой сын, тебе, конечно, дадут шанс в кино, но твой дебютный фильм провалится. Тогда я спродюссирую еще один фильм, чтобы дать тебе второй шанс, и он тоже провалится. И что тогда? Куда пойдешь?" И я думал: "Да уж... безнадега."

РМ: - Ну так когда наступил тот переломный момент, когда он наконец поверил в твой талант?
ДС: - (Смеется) Даже сейчас, когда он смотрит мои фильмы, то говорит, что никогда бы не подумал, что я способен на все это. Потому что я был очень стеснительным. Я знаю, что он гордится мной, но он никогда не скажет мне об этом прямо... не хочет, чтобы я зазнался. Но когда мы смотрим мои фильмы дома, я сажусь перед родителями, чтобы слышать их реакцию. Если папа смеется или реагирует как-то еще, для меня это высшая похвала. Но мы никогда не сидим и не обсуждаем мои роли специально. В этом смысле у меня никогда не было наставника. Папа не хочет вмешиваться в мою карьеру, не хочет, чтобы мои заслуги делились с ним. Он не рекламирует мои фильмы, не ищет хороших ролей для меня. Ему нравится, что я сам прокладываю себе путь, сам делаю свой выбор. К тому же у него своя работа, свои заботы - он работает больше меня, у него выходит по 6-7 фильмов в год.

РМ: - Малаяльскую киноиндустрию недавно потряс скандал вокруг Дилипа с обвинениями в сексуальных домогательствах и насилии над женщинами в его адрес. Тем не менее, Ассоциация актеров кино на малаялам позволила ему вернуться к работе в кино, несмотря на многочисленные протесты со стороны женской половины киноиндустрии. Ревати выступила с призывом к актерам-мужчинам молодого поколения - почему они лишь наблюдают за происходящим, предпочитая отмалчиваться по этому вопросу?
ДС: - Я обычно держусь подальше от каких-либо скандалов. На мой взгляд, сегодня все слишком спешат и лезут со своим мнением по делу и без. Для меня все осложняется еще и тем, что я близко знаком со всеми втянутыми в скандал сторонами, и всегда находился в хороших отношениях со всеми. Я не считаю, что могу судить кого-то в данном деле. Я не уверен, что мое мнение изменит что-либо в положительную сторону, и вообще, кто я такой, чтобы лезть сюда со своим мнением. По-моему, нас и так многое разделяет: кастовая система, религия...а тут еще и половое деление. Я бы хотел, чтобы все эти деления прекратились - так будет лучше для всех нас.

РМ: - Наверное, для тебя это скользкая тема еще и потому, что твой отец был секретарем Ассоциации актеров кино на малаялам в то время, когда было озвучено изначальное решение искоючить Дилипа из киноиндустрии?
ДС: - Я знаю своего отца, я знаю, как он воспитывал меня и моих сестер. Я знаю, с какой любовью и уважением мы относимся к женщинам - будь то в своей семье или вне ее. Если что-то затрагивает его, то, конечно, это затрагивает и меня. С самого юного возраста я решил для себя, что никогда не стану вмешиваться в политику - будь то политика страны или политика внутри киноиндустрии. Или даже отношения между друзьями.

РМ: - Некоторые поспорили бы. Ведь имея голос, к которому многие прислушаются, можно было бы использовать его, чтобы вразумить кого-то, повлиять на кого-то...
ДС: - У меня двоякие чувства по этому поводу. Если я выступлю со своим мнением, мне неизбежно придется встать на чью-либо сторону, тем самым обидив другую сторону. При всем моем уважении к женщинам-актерам, все, что я могу сделать со своей стороны - это уступить им дорогу - будь то мои фильмы или личные отношения. Думаю, любая из моих коллег согласится с этим. Мои фильмы никогда не принижали женщин и не будут. К тому же мое поколение более информировано и прогрессивно. В более старых фильмах сценарии были другими, люди вообще зачастую не понимали, что некоторые вещи могли быть оскорбительны, потому что это не обсуждалось. В наше время существует множество способов озвучить все эти проблемы. И чем больше подобные темы обсуждаются, чем больше информации становится доступно, тем внимательнее мы будем относиться к тому, что показываем на экране. Я не думаю, что кто-либо хороший по натуре смог бы намеренно оскорбить кого-то другого. Мой супер-отец уж точно не смог бы сделать ничего такого. По кайней мере, у него не было подобных намерений.

РМ: - Твой следующий фильм в Болливуде  - The Zoya Factor с Сонам Капур - это адаптация популярной книги.
ДС: - Меня попросили не читать книгу, а ориентироваться только на сценарий. Мне он показался смешным, остроумным, очень непохожим на Karwaan - и это важно для меня, ведь я всегда стараюсь делать фильмы, непохожие ни на какие из своих предыдущих работ. Я очень приятно взволнован этой ролью.

РМ: - Что если твоя карьера в Болливуде пойдет в гору, тебе посыпятся новые предложения, и станет тяжело делить время на две индустрии?
ДС: - С тем количеством фильмов, которые мы выпускаем на юге, бывает непросто сесть и прочитать все предложенные сценарии. Так что, многие на меня обижаются. Я прошу прощения за это, но я не делаю это нарочно. Справиться с наплывом сценариев даже на одном языке бывает непросто. На данный момент моя цель закончить все свои начатые фильмы. И уже потом я буду смотреть и выбирать что-то самое свежее, самое незаезженное. Я не хочу нахватать сценариев на следующие три года, потому что темы могут "протухнуть" к тому времени. И не хочу бросать фильм, уже согласившись на него, потому что мне предложили что-то более свежее и оригинальное.

РМ: - Что ж, успехов тебе во всех твоих начинаниях.
ДС: - Спасибо.

канал CNN News 18
русский перевод - ИНДИЙСКОЕ КИНО Ru (chttp://bollywoodru.blogspot.com/

Комментариев нет: